Глава 48. Страхование

 

Статья 927. Добровольное и обязательное страхование

Статья 928. Интересы, страхование которых не допускается

Статья 929. Договор имущественного страхования

Статья 930. Страхование имущества

Статья 931. Страхование ответственности за причинение вреда

Статья 932. Страхование ответственности по договору

Статья 933. Страхование предпринимательского риска

Статья 934. Договор личного страхования

Статья 935. Обязательное страхование

Статья 936. Осуществление обязательного страхования

Статья 937. Последствия нарушения правил об обязательном страховании

Статья 938. Страховщик

Статья 939. Выполнение обязанностей по договору страхования страхователем

и выгодоприобретателем

Статья 940. Форма договора страхования

Статья 941. Страхование по генеральному полису

Статья 942. Существенные условия договора страхования

Статья 943. Определение условий договора страхования в правилах

страхования

Статья 944. Сведения, предоставляемые страхователем при заключении

договора страхования

Статья 945. Право страховщика на оценку страхового риска

Статья 946. Тайна страхования

Статья 947. Страховая сумма

Статья 948. Оспаривание страховой стоимости имущества

Статья 949. Неполное имущественное страхование

Статья 950. Дополнительное имущественное страхование

Статья 951. Последствия страхования сверх страховой стоимости

Статья 952. Имущественное страхование от разных страховых рисков

Статья 953. Сострахование

Статья 954. Страховая премия и страховые взносы

Статья 955. Замена застрахованного лица

Статья 956. Замена выгодоприобретателя

Статья 957. Начало действия договора страхования

Статья 958. Досрочное прекращение договора страхования

Статья 959. Последствия увеличения страхового риска в период действия

договора страхования

Статья 960. Переход прав на застрахованное имущество к другому лицу

Статья 961. Уведомление страховщика о наступлении страхового случая

Статья 962. Уменьшение убытков от страхового случая

Статья 963. Последствия наступления страхового случая по вине

страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица

Статья 964. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового

возмещения и страховой суммы

(суброгация)

Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным

страхованием

Статья 967. Перестрахование

Статья 968. Взаимное страхование

Статья 969. Обязательное государственное страхование

Статья 970. Применение общих правил о страховании к специальным видам страхования

При применении норм Гражданского кодекса о страховании необходимо учитывать, что страховое дело и возникающие в этой связи отношения, обеспечение финансовой устойчивости организаций-страховщиков, государственный надзор за страховой деятельностью и некоторые другие вопросы общего характера регулируются Законом об организации страхового дела. ГК не содержит специальных норм-определений основных страховых понятий. В Законе об организации страхового дела такие нормы есть (например, определение страхового риска, страхового случая, страховой выплаты в ст.9), и их необходимо иметь в виду при применении норм ГК.

Страховое правоотношение между страхователем, страховщиком и выгодоприобретателем является гражданским правоотношением и подчиняется гражданскому законодательству. В случае расхождений между гражданско-правовыми нормами, содержащимися в Законе о страховании или иных актах, и нормами ГК следует руководствоваться последними в силу их приоритета, установленного п.2 ст.3 ГК. При этом, однако, необходимо учитывать, что в ст.970 ГК перечислены пять видов (объектов) страхования, которые могут регулироваться специальными законами. В этих случаях согласно ст.970 действует обычный общий принцип приоритета специального закона перед общим, для других случаев исключенный императивной нормой п.2 ст.3 ГК. См. также коммент. к ст.970.

1. В обоих предусмотренных данной статьей случаях - и при добровольном, и при обязательном страховании - страховое правоотношение возникает из договора, который заключают между собой страхователь и страховщик. Различие состоит в том, что при добровольном страховании действует общий принцип, сформулированный в абз.1 п.1 ст.421 ГК, согласно которому граждане и юридические лица свободны в заключении договора, а обязательное страхование является частным случаем установленного законом понуждения к заключению договора, возможность которого предусмотрена абз.2 п.1 ст.421.

В случае установленного законом обязательного страхования заключение договора является обязательным для страхователя. Для страховщика же оно становится обязательным только тогда, когда речь идет о личном страховании, поскольку договор личного страхования в силу п.1 коммент. статьи является публичным договором, и отказаться от его заключения страховая организация, которая является коммерческой, не вправе в силу ст.426 ГК; речь, конечно, идет о страховщике, уставом и лицензией которого предусмотрено совершение операций по личному страхованию.

В указанных случаях, когда заключение договора является для страховщика обязательным, он не обязан соглашаться на предложенные страхователем условия. В случае уклонения страховщика от заключения договора следует руководствоваться п.4 ст.445 и ст.446 ГК. См. также ст.937 и коммент. к ней.

2. Об обязательном страховании, предусмотренном п.3 коммент. статьи (обязательное государственное страхование), см. ст.969 и коммент. к ней.

1. Страховой интерес приобретает юридическое значение только при имущественном страховании. Под ним понимается тот убыток, который страхователь может понести вследствие наступления страхового случая. Для наличия страхового интереса недостаточно одной только субъективной заинтересованности, просто желания сохранности имущества или невозникновения убытков. Необходимо, чтобы лицо, в пользу которого осуществляется страхование, имело какие-либо права в отношении застрахованного имущества или несло связанные с ним обязанности. Таким лицом является не только собственник имущества, но и его наниматель, залогодержатель или комиссионер, которым передана вещь, и т. п. или, например, страховщик, заключающий в качестве страхователя договор перестрахования (ст.967 ГК). Так понимается страховой интерес в п.1 ст.930 ГК, где говорится об основанном на законе, ином правовом акте или договоре интересе в сохранении имущества.

2. Объем прав и (или) обязанностей лица определяет пределы его юридически значимого страхового интереса. Имущественное страхование направлено на возмещение ущерба и не может использоваться как средство наживы. Поэтому договор страхования имущества при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя юридически обоснованного интереса - страхового интереса - в сохранности застрахованного имущества недействителен полностью (п.2 ст.930) или в той части, в которой страховая сумма превышает страховую стоимость, т. е. страховой интерес (п.1 ст.951); этот же принцип лежит в основе правила абз.3 ст.933.

Страховой интерес в одном и том же имуществе могут одновременно иметь несколько лиц, и каждое из них может быть его страхователем и (или) выгодоприобретателем в пределах своего страхового интереса, т. е. тех убытков, которые оно может понести при наступлении страхового случая.

3. Из самого определения страхового интереса следует, что он не может быть противоправным, и это прямо сформулировано в п.1 коммент. статьи. Однако за этими пределами стремление застраховаться от возможных убытков в любом случае может рассматриваться как основанный на законе страховой интерес, когда эти убытки выражаются в уменьшении или ущемлении имущественных прав страхователя (выгодоприобретателя) или возникновении для него имущественных обязанностей, если только специальные ограничения на этот счет не установлены законом (как это сделано в пп.2 и 3 настоящей статьи, а по страхованию предпринимательского риска или гражданской ответственности - в ст.931-933 ГК).

4. Страхование различных имущественных интересов от разных рисков, возникающих в современном обществе, способствует технологическому и экономическому развитию и одновременно стабилизации социальной обстановки. Поэтому следует поощрять появление на страховом рынке новых видов страхования, ограничивать которые за пределами установленных в законе прямых запрещений и ограничений могут лишь общие принципы ст.9 и 10 ГК.

1. ГК не содержит общего определения договора страхования и дает отдельно определения договора имущественного страхования в ст.929 и договора личного страхования в ст.934. В тех случаях, когда договор страхования заключен не в пользу самого страхователя, этот договор представляет собой частный случай договора в пользу третьего лица, и к нему применяются правила ст.430 ГК, если иное прямо не предусмотрено нормами ГК (последнее имеет место в ст.931 и 939, см. коммент. к этим статьям).

2. П.1, определяя предмет договора имущественного страхования, допускает широкий круг объектов и интересов, которые могут быть застрахованы; наряду с убытками в застрахованном имуществе говорится и об убытках в связи с иными имущественными интересами. П.2 перечисляет наиболее типичные, с точки зрения законодателя, случаи, причем перечислению предшествует выражение "в частности", из чего следует, что перечень не является исчерпывающим (замкнутым) и, следовательно, разрешает сторонам самим определить в договоре предмет (объект) страхования. Это может быть и ожидаемая прибыль, и потери, которых страхователь хочет избежать, в частности, возникновение определенных обязанностей (например, ответственности) и т. д. если только в отношении тех или иных объектов или интересов нет прямого запрета в законе; об ограничениях, связанных с перечисленными в п.2 коммент. статьи частными случаями имущественного страхования, см. коммент. к ст.932, 933.

3. Правило п.1 о том, что страховщик возмещает убытки лишь в пределах страховой суммы, знает исключения, установленные п.2 ст.962 ГК и аналогичным правилом ст.222 и 253 КТМ, который содержит специальную главу XII "Договор морского страхования" (см. также коммент. к ст.962).

1. Относительно пп.1 и 2 см. коммент. к ст.928.

2. П.3 предусматривает возможность заключения договора имущественного страхования без указания конкретного, прямо названного выгодоприобретателя. В этом случае выгодоприобретателем будет признан тот, кто предъявит страховой полис, выданный на предъявителя. Применение п.3 ставит ряд вопросов, на которые прямого ответа закон в настоящее время не дает, в частности, устанавливает ли п.3 исключение из общих правил пп.1 и 2 ГК нигде прямо об этом не говорит. Из систематического толкования закона и сопоставления всех трех пунктов коммент. ст. а также ст.960 ГК вытекает, что и при страховании "за счет кого следует" (кому или в чью пользу следовать будет) у выгодоприобретателя, представившего страховщику предъявительский полис, должен быть "основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении имущества" (п.1), при отсутствии которого договор страхования недействителен (п.2). Отсюда следует, что страховщик, к которому обратился владелец предъявительского полиса, вправе потребовать доказательств наличия у него страхового интереса, т. е. права на застрахованное имущество. Требовать удостоверения законности приобретения предъявительского полиса он не может, однако сам не лишен права доказывать противоправность получения такого полиса его предъявителем.

Поскольку для получения страхового возмещения необходимо представить предъявительский полис, добровольно передаваемый предыдущими его держателями, правило ст.956 ГК о запрете замены выгодоприобретателя после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования, в данном случае неприменимо, если только при передаче предъявительского полиса не были допущены какие-либо злоупотребления.

О передаче страхового полиса посредством учинения бланкового индоссамента см. п.1 коммент. к ст.954.

1. Предусмотренное статьей страхование является видом имущественного страхования (п.2 ст.929 ГК), и поэтому на него распространяются все общие правила о последнем, если иное прямо не установлено законом.

2. Согласно содержанию коммент. статьи может быть застрахована ответственность за причинение вреда, возникающая как независимо от чьей-либо вины, так и основанная на вине ответственного лица или других лиц, за которых оно отвечает. Однако здесь следует учитывать правила, содержащиеся в ст.963 ГК. Согласно п.2 ст.963 "страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица", и эта норма является императивной. Следовательно, при заключении договора страхования стороны не вправе исключить даже умышленное причинение вреда жизни или здоровью из числа застрахованных рисков, страховых случаев. Другое дело - вопрос о суброгации при таком причинении вреда; здесь суброгация не может быть исключена (см. п.1 ст.965 ГК).

Что же касается страхования ответственности за вред, причиненный имуществу, то здесь ГК не ограничивает волю сторон; они могут договориться о страховании только невиновной ответственности либо и той, которая наступает и (или) вследствие вины ответственного лица. В последнем случае, однако, следует иметь в виду правило п.1 ст.963 (см. коммент. к ней).

3. Согласно п.3 коммент. статьи, кто бы ни был указан в договоре в качестве выгодоприобретателя, таковым всегда в силу закона является только потерпевший. Тем не менее, согласно п.4, он вправе обратиться непосредственно к страховщику и, соответственно, предъявить к нему прямой иск только в трех случаях: 1) если данное страхование являлось обязательным; 2) если возможность прямого требования потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику специально предусмотрена законом; 3) если возможность такого требования предусмотрена договором страхования.

Трудно сказать, чем обусловлено это ограничение и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства (ст.430 ГК). Ведь во всех других случаях страхования, где иное прямо не установлено законом, это правило действует. Тем не менее, в силу п.4, при отсутствии указанных в нем условий требовать от страховщика уплаты страхового возмещения может только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. Здесь, однако, возникают определенные трудности в части материально-правового обоснования, во-первых, права страхователя, не являющегося выгодоприобретателем, требовать от страховщика уплаты ему страхового возмещения и, во-вторых, такого же обоснования как обязанности страхователя передать полученную сумму выгодоприобретателю, так и соответствующего права последнего эту сумму от него истребовать: если эти право и обязанность основаны на договоре между страхователем и страховщиком в пользу третьего лица, то требуется объяснить, почему не действуют ст.430 и п.1 ст.929 ГК; если считать их обязательством из неосновательного обогащения страхователя, не являющегося выгодоприобретателем, то здесь трудность состоит в том, что имущество перешло к страхователю на основании, предусмотренном законом.

В этой ситуации в гражданском (арбитражном) процессе возникает довольно редкий на практике случай, когда на стороне предъявившего иск к страховщику истца-страхователя может участвовать третье лицо без самостоятельных исковых требований - выгодоприобретатель, для которого решение суда может породить право (ст.38 ГПК, ст.39 АПК).

4. Об особенностях определения страховой суммы при страховании ответственности см. п.3 коммент. к ст.947.

5. О замене лица, ответственность которого застрахована, см. п.1 ст.955 и коммент. к нему.

1. Страхование, предусмотренное ст.932 и 933, является разновидностью имущественного страхования (п.2 ст.929) и, следовательно, на него распространяются все правила о последнем, если иное не установлено законом.

2. В отличие от правила п.1 ст.931, п.2 ст.932 разрешает страховать договорную ответственность только самого страхователя. Это значит, что кредитор сам не может застраховать ответственность своего должника по обязательству последнего, основанному на заключенном между ними договоре. Однако кредитор-предприниматель может обеспечить свой фактически тот же самый интерес путем страхования своего предпринимательского риска по данной сделке в порядке ст.933, определив страховую сумму размером предположительной ответственности должника. Но такой возможности лишено лицо, не являющееся предпринимателем (а юридическое лицо - в той части своей деятельности, которая не относится к предпринимательской), например наймодатель (арендодатель), сдавший на длительный срок принадлежащий ему дом или квартиру. Не являясь предпринимателем, он не может застраховать риск неплатежа арендатора. Застраховать договорную ответственность своего контрагента он не вправе в силу п.1 ст.932.

Получается, что ст.933 открывает для предпринимателя возможность обойти запрещение, установленное п.2 ст.932. В то же время такой возможности лишен тот, кто предпринимателем не является. Его возможность оградить и обеспечить свои имущественные интересы оказывается ущемленной без видимых к тому оснований.

3. В силу п.3 ст.932 при страховании договорной ответственности (как и при страховании ответственности за причинение вреда - п.3 ст.931) выгодоприобретателем всегда является только то лицо, перед которым отвечает страхователь, независимо от того, кто указан в качестве выгодоприобретателя в договоре. В отличие от п.4 ст.931, ст.932 никак не ограничивает возможность прямого и непосредственного обращения выгодоприобретателя к страховщику.

4. Ст.933 посвящена новому, нетрадиционному для нашей практики виду страхования - страхованию предпринимательского риска, общим образом определенному в п.2 ст.929, и этот риск может включать риск перерыва в производственной и коммерческой деятельности, риск неплатежей, задержки в доставке товаров, риск ответственности производителя за выпуск опасной для пользователя и окружающих продукции, включая ответственность производителя и продавца по Закону о защите прав потребителей (которая по ГК может трактоваться и как договорная, и как деликтная).

В основе правила ст.933, разрешающего страховать предпринимательский риск только самого страхователя и объявляющего ничтожным (ст.168 ГК) договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, лежит принцип необходимости наличия юридически значимого страхового интереса, при отсутствии которого страхование не может иметь места. Между тем определенный, если можно так сказать - косвенный юридически значимый интерес в таком страховании может быть и у других лиц, например держателя контрольного пакета паев или иного партнера того лица, чей предпринимательский риск страхуется, и т. п. Прямой запрет ст.933 такие сомнения снимает и заинтересованность подобных лиц страховым интересом не признает.

5. Особое значение применение коммент. статей приобретает в сфере банковской деятельности. П.1 ст.932 допускает страхование ответственности за нарушение договора лишь в случаях, предусмотренных законном. ГК не содержит специальной нормы, предусматривающей страхование ответственности по кредитным договорам и по договорам займа вообще. Нет такой нормы и в Законе о банках. Следовательно, такое страхование не допускается и соответствующий договор ничтожен (ст.168 ГК).

Банк, однако, является предпринимателем, и предоставление банковского кредита - предпринимательская деятельность, следовательно, возможно страхование банком своего предпринимательского риска, в частности, и в объеме ответственности заемщика. Но страхователем в этом случае должен выступать только сам банк-заимодавец; заемщик им быть не может (абз.2 ст.933).

До сих пор в сложившейся у нас практике страхователем в сфере страхования банковских кредитов преимущественно выступал заемщик, страховавший по требованию и в пользу банка-заимодавца свою ответственность перед последним по заключенному между ними договору. Наряду с этим практикуется договор страхования риска непогашения кредитов, причем по такому договору, как правило, страхуется риск неплатежей всех или определенного ряда заемщиков данного банка-заимодавца. В этих последних договорах, в отличие от первой группы - договоров страхования ответственности отдельного заемщика, в качестве страхователя и выгодоприобретателя выступает банк-заимодавец.

Практически прототипом и основой обоих видов договоров явились и пока остаются изданные еще Минфином СССР Правила добровольного страхования риска непогашения кредитов N 65 и Правила добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов N 66 от 28 мая 1990 г. (см. БНА СССР, 1991, N 3, с.1925). Оба документа, несмотря на различные названия, на самом деле предусматривают страхование ответственности заемщика, о чем прямо говорится в их текстах, которые дословно воспроизводятся в большинстве заключаемых и сейчас договоров.

С вступлением в действие части второй ГК сложившуюся практику необходимо изменить. Страхование договорной ответственности заемщика теперь не допускается. Возможно лишь страхование своего предпринимательского риска самим банком-заимодавцем, пусть лишь в размере договорной ответственности заемщика. Не исключено, что это может отразиться на цене кредита.

6. Согласно ст.39 Закона о банках "банки имеют право создавать фонды добровольного страхования вкладов для обеспечения возврата вкладов и выплаты доходов по ним", т. е. страховать свою ответственность по договорам вкладов, заключенным с физическими лицами (см. ст.36 Закона, которая, как и ст.39. помещена в гл. "Сберегательное дело"). Ст.39 следует толковать расширительно: допуская страхование ответственности в порядке взаимного страхования (ст.968 ГК), она, несомненно, разрешает заключение соответствующих договоров и со страховыми организациями, в особенности в условиях отсутствия фондов добровольного страхования.

Наряду с добровольным страхованием ст.38 Закона о банках предусматривает обязательное страхование вкладов граждан, т. е. договорной ответственности банков перед вкладчиками - физическими лицами посредством создания Федерального фонда обязательного страхования вкладов, участниками которого являются Банк России и банки, привлекающие средства граждан.

7. Об особенностях определения страховой суммы при страховании, предусмотренном ст.932 и 933, см. п.3 коммент. к ст.947.

8. Установленные коммент. статьями жесткие ограничения в силу ст.970 ГК не распространяются на морское страхование, поскольку специальным законом об этом виде страхования - гл. XII КТМ - предусмотрено иное. Согласно ст.196 КТМ объектом морского страхования может быть всякий связанный с торговым мореплаванием имущественный интерес, а это включает и предпринимательский риск (ожидаемым плата и прибыль), и договорную и иную ответственность как самого страхователя, так и иных лиц; КТМ каких-либо ограничений на этот счет не устанавливает. Согласно ст.199 КТМ договор морского страхования может быть заключен в пользу страхователя либо иного лица, указанного или не указанного в договоре. Допускается переход прав выгодоприобретателя по договору страхования предпринимательского риска (например, при страховании ожидаемой от груза прибыли - ст.203 КТМ) и т. д.

Обычаи делового оборота требуют страхования вместе с грузом в пользу фактического грузополучателя и ожидаемой от груза прибыли. Поэтому было бы желательно установить применение по аналогии соответствующих правил морского страхования к другим видам транспортного страхования.

1. Коммент. статья расширяет круг объектов страхования и, соответственно, возможных страховых случаев по договору личного страхования, предусмотренный ст.4 Закона об организации страхового дела, где этот круг определен как "имущественные интересы, связанные с жизнью, здоровьем, трудоспособностью и пенсионным обеспечением страхователя или застрахованного лица". Комментируемая же статья добавляет к этому перечню наступление в жизни застрахованного лица и иного предусмотренного договором события, а не только достижения им пенсионного возраста. Коммент. статья допускает также возможность установить договором страхования обязанность страховщика выплатить выгодоприобретателю единовременно обусловленную договором сумму в случае наступления указанного в договоре события, чего ст.4 Закона об организации страхового дела также не предусматривает.

2. П.1 коммент. статьи устанавливает императивную норму, согласно которой право получения страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. Из этого следует, что по договору личного страхования не допускается исключение или какое-либо ограничение прямого обращения выгодоприобретателя к страховщику с требованием об уплате страховой суммы и предъявления им к страховщику соответствующего иска (при имущественном страховании подобные ограничения допускаются - см. п.4 ст.931 и коммент. к нему).

3. Нарушение правила, установленного абз.2 п.2 коммент. статьи, делает сделку - договор страхования - оспоримой (ст.166 ГК), поскольку договор может быть признан недействительным по иску лиц, указанных в п.2 ст.934. Но если эти лица в установленный срок и в соответствии с общими правилами об исковой давности такого требования не заявят, договор сохраняет силу.

1. Ст.935 развивает правило, содержащееся в п.2 ст.927. Она относит к обязательному страхованию, на которое распространяются правила ст.935-937, только те случаи, в которых обязанность страхователя заключить договор основана на прямом указании закона. Лишь в случае, предусмотренном п.3 ст.935 (страхование юридическими лицами государственного или муниципального имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления), обязательное в смысле п.2 ст.927, ст.935-937 страхование может быть установлено не только непосредственно самим законом, но и подзаконным актом в установленном законом порядке.

Ст.935 предусматривает возможность установления законом обязательного страхования жизни, здоровья или имущества других лиц и допускает обязательность страхования только ответственности самого страхователя. Отсюда следует, что обязательное страхование своего имущества ГК исключает, хотя напрямую ст.35 ГК запрещает обязательное страхование лишь своих жизни и здоровья (п.2). Ввиду сказанного ранее принятые акты советского законодательства, предусматривавшие обязательное страхование страхователями своего имущества, в силу ст.4 Вводного закона в Российской Федерации не применяются.

2. Обязательное личное страхование предусмотрено ст.18 Закона об атомной энергии, согласно которой работники ядерных установок и иных аналогичных предприятий и некоторые другие лица понежат обязательному страхованию личности от риска радиационного воздействия за счет собственников или владельцев (пользователей) объектов использования атомной энергии.

Обязательное личное страхование пассажиров осуществляется путем заключения договоров между перевозчиками и страховщиками за счет пассажиров и взимания страхового взноса при продаже билета (Указ Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 "Об обязательном личном страховании пассажиров"- Ведомости РФ, 1992, N 28, ст.1683).

Обязательное государственное (т. е. за счет государственного бюджета) страхование жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел и сотрудников федеральных органов налоговой полиции установлено Федеральным законом от 28 марта 1998 г. "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и сотрудников федеральных органов налоговой полиции", действующего с 1 июля 1998 г. (СЗ РФ, 1998, N 13, ст.1474).

Ст.16 Закона о государственной налоговой службе установлено обязательное государственное личное страхование всех работников этой службы (Ведомости РФ, 1991, N 15, ст.492).

Законом РФ от 11 марта 1992 г. "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" (Ведомости РФ, 1992, N 17, ст.888) установлено обязательное личное страхование за счет нанимателя лиц, работающих по найму и занимающихся частной детективной и охранной деятельностью.

Законом РФ от 2 июля 1992 г. "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (Ведомости РФ, 1992, N 33, ст.1913) установлено обязательное государственное личное страхование врачей-психиатров и другого персонала, участвующего в оказании психиатрической помощи.

Обязательное государственное личное страхование всех, пострадавших от чернобыльской катастрофы, предусмотрено ст.28 Закона РФ от 15 мая 1991 г. "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (Ведомости РСФСР, 1991, N 21, ст.699; 1992, N 32, ст.1861). Действие этого Закона распространено на граждан, оказавшихся в зоне влияния неблагоприятных факторов аварии 1957 г. на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча (РГ, 1993, N 114).

Законом РФ от 26 июня 1992 г. "О статусе судей в Российской Федерации" (Ведомости РФ, 1992, N 30, ст.1792) предусмотрено обязательное государственное личное страхование судей.

Законом РФ от 10 января 1996 г. "О внешней разведке" (СЗ РФ, 1996, N 3, ст.143) установлено обязательное государственное личное страхование всех сотрудников кадрового состава органов внешней разведки.

Законом РФ от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 15, ст.1269) установлено обязательное государственное личное страхование сотрудников этих органов.

Законом РФ от 9 июня 1993 г. "О донорстве крови и ее компонентов" (РГ, 1993, N 131) установлено обязательное личное страхование донора за счет средств службы крови на случай заражения его инфекционными заболеваниями при выполнении донорской функции.

Таможенный кодекс РФ в ст.431 устанавливает обязательное государственное личное страхование должностных лиц таможенных органов РФ.

3. Согласно ст.7 Закона РФ от 14 июля 1992 г. "О закрытом административно-территориальном образовании" (Ведомости РФ, 1992, N 33, ст.1915) "граждане, проживающие и работающие в закрытом административно-территориальном образовании, подлежат обязательному государственному страхованию на случай причинения ущерба их жизни, здоровью и имуществу из-за радиационного или иного воздействия при аварии на предприятиях и (или) объектах". Аналогичное этому - и личное, и страхование имущества предусмотрено и для сотрудников налоговой полиции ст.16 Закона РФ от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции" (Ведомости РФ, 1993, N 29, ст.1114).

4. Обязательное имущественное коммерческое (т. е. негосударственное) страхование предусмотрено, в частности, Законом РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей" (Ведомости РФ, 1993, N 20, ст.718) в отношении ценностей, временно вывозимых государственными и муниципальными музеями, архивами, библиотеками и иными государственными хранилищами.

Ст.358 ГК устанавливает обязательное страхование ломбардом заложенных вещей в пользу залогодателя и за его счет.

Ст.343 ГК устанавливает обязательное страхование заложенного имущества либо залогодержателем, либо залогодателем (в зависимости от того, у кого находится заложенное имущество), если иное не установлено договором или законом, причем страхование осуществляется за счет залогодателя; эти же правила содержатся в ст.38 и 50 Закона РФ от 29 мая 1992 г. "О залоге" (Ведомости РФ, 1992, N 23, ст.1239).

5. Обязательное страхование гражданской ответственности частных нотариусов предусмотрено ст.18 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. (Ведомости РФ, 1993, N 10, ст.357).

Обязательное страхование гражданской ответственности за причинение вреда автотранспортными средствами предусмотрено многочисленными двусторонними международными договорами об автомобильном сообщении, участником которых является Россия.

Россия является также участником Римской конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности (Ведомости СССР, 1983, N 7, ст.109), ст.15 которой предусматривает право каждого из ее участников требовать обязательного страхования ответственности эксплуатанта воздушного судна.

Закон РФ от 20 августа 1993 г. "О космической деятельности" (РГ, 1993, N 186) устанавливает "обязательное страхование. на случай ущерба жизни и здоровью космонавтов, персонала наземных и иных объектов космической инфраструктуры, а также имущественного ущерба третьим сторонам" (ст.25), а "если страховой суммы или страхового возмещения недостаточно для компенсации ущерба. взыскание может быть обращено на имущество" соответствующих лиц (ст.39). Таким образом, этот Закон устанавливает обязательное личное страхование, страхование имущества и гражданской ответственности за причинение вреда.

6. Как правило, обязательное страхование осуществляется за счет страхователя (п.2 ст.936). В некоторых случаях оно производится не за счет страхователя - см. например, п.1 ст.343 ГК. Обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества граждан осуществляется за счет соответствующего бюджета (п.3 ст.927), который обычно указывается в соответствующем законе.

7. В силу правила п.2 ст.937 тот, кто не выполнил возложенную на него законом обязанность заключить договор страхования или выполнил эту обязанность ненадлежащим образом, тем самым обязывает себя выплатить страховое возмещение (страховую сумму) при наступлении страхового случая в полном соответствии с условиями того договора, который должен был иметь место. Если договор страхования был заключен, но на худших условиях, нарушитель обязан заплатить разницу между тем, что заплатит страховщик, и страховым возмещением (страховой суммой), которая причиталась бы выгодоприобретателю по договору, заключенному на требуемых законом условиях.

8. Суммы, о которых идет речь в п.3 ст.937, являются неосновательным обогащением. Однако оно образуется лишь тогда, когда страховой риск, по поводу которого надлежало заключить договор страхования, не реализовался и страховой случай не наступил.

1. В качестве страховщиков могут выступать только юридические лица; такое же правило содержится в ст.6 Закона об организации страхового дела. Это значит, что физическое лицо или индивидуальный предприниматель страховщиком быть не может. В то же время ни комментируемая статья, ни упомянутый закон, к которому она отсылает, не требуют, чтобы страховщик был обязательно коммерческой организацией.

Ст.6 Закона об организации страхового дела разрешает создание юридических лиц-страховщиков в любой организационно-правовой форме, предусмотренной законодательством Российской Федерации. Однако ГК вносит в это правило некоторые коррективы. Дело в том, что страхование, осуществляемое путем заключения договоров между страхователями и страховщиками, как правило, является для страховщиков предпринимательской деятельностью, поскольку подпадает под ее определение, содержащееся в абз.3 п.1 ст.2 ГК. Поэтому заключающие такие договоры страховщики должны признаваться коммерческими организациями и, следовательно, могут создаваться только в организационно-правовых формах, предусмотренных п.2 ст.50 ГК (хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные предприятия).

Однако не все страховщики и не всегда выступают в качестве предпринимателей и, следовательно, коммерческих организаций. Так, общества взаимного страхования в части их деятельности по взаимному страхованию имущественных интересов своих членов признаются законом некоммерческими организациями. Следовательно, если они не занимаются коммерческим страхованием по договорам, эти общества должны действовать в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных п.3 ст.50 (см. ст.968 и коммент. к ней). Некоммерческими организациями являются и негосударственные пенсионные фонды (см. коммент. к ст.970).

2. Согласно ст.6 Закона об организации страхового дела страховщиками признаются организации, созданные для осуществления страховой деятельности. Следовательно, это должно быть закреплено в их уставах.

Ст.6 предусматривает возможность ограничения законодательными актами РФ участия иностранных юридических и физических лиц в создании страховых организаций на территории РФ. Такие ограничения установлены постановлением Верховного Совета РФ о введении в действие Закона о страховании, согласно п.5 которого иностранные юридические лица и иностранные граждане вправе создавать страховые организации на территории РФ только в форме товариществ (теперь - обществ) с ограниченной ответственностью или акционерных обществ, причем доля иностранных инвесторов в уставном капитале такой организации в совокупности не должна превышать 49%.

3. Согласно п.2 ст.4 Закона об организации страхового дела "страхование расположенных на территории Российской Федерации имущественных интересов юридических лиц (за исключением перестрахования и взаимного страхования) и имущественных интересов физических лиц - резидентов Российской Федерации может осуществляться только юридическими лицами, имеющими лицензию на осуществление страховой деятельности на территории Российской Федерации".

Эта норма направлена на охрану российского страхового рынка от незаконного проникновения иностранных страховщиков, не находящихся под предусмотренным Российским законодательством контролем российского государства. Однако при ее толковании возникают определенные затруднения. Не вполне ясно, что следует понимать под имущественными интересами, расположенными на территории Российской. Федерации, помимо расположенного на этой территории имущества в виде вещественных объектов; как, в частности, следует применять эту норму к страхованию гражданской ответственности, в особенности в связи с нормой п.4 ст.8 данного Закона о посреднической деятельности.

Страхование таких вещественных объектов, как средства транспорта и перевозимые грузы, у иностранных страховщиков, не имеющих российской лицензии, на российской территории в силу буквального смысла п.2 ст.4 должно было бы быть признано недействительным. По-видимому, в таком случае потребуется заключение отдельного договора страхования со страховщиком, имеющим соответствующую лицензию, что может создать существенные затруднения для осуществления международных перевозок, в особенности тех, которые связаны с импортом. По смыслу п.2 ст.4 эта норма подлежит ограничительному толкованию, она не должна применяться к международным перевозкам.

Данная норма имеет в виду, по-видимому, только имущественное страхование и не относится к личному. Однако возможно и иное толкование, поскольку в ней говорится не о страховом интересе (который является понятием имущественного страхования и к личному страхованию по нашему праву неприменим), а о более широком понятии имущественного интереса.

4. Ст.6 Закона об организации страхового дела запрещает страховым организациям непосредственно самим заниматься производственной, торгово-посреднической и банковской деятельностью. Другие виды деятельности им не запрещены. Закон также не запрещает страховым организациям быть учредителями и участниками (пайщиками) других, как коммерческих, так и некоммерческих, организаций. При этом, конечно, должны быть соблюдены правила акционерного, антимонопольного и иного законодательства.

5. Общие правила лицензирования страховой деятельности определены ст.32 Закона об организации страхового дела. Ниже приводится ее текст:

"1. Лицензии на осуществление страховой деятельности выдаются федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью:

а) страховщикам на основании их заявлений с приложением:

учредительных документов;

свидетельства о регистрации;

справки о размере оплаченного уставного капитала;

экономического обоснования страховой деятельности;

правил по видам страхования;

расчетов страховых тарифов;

сведений о руководителях и их заместителях;

б) страховщикам, предметом деятельности которых является исключительно перестрахование, на основании их заявлений с приложением:

учредительных документов;

свидетельства о регистрации;

справки о размере оплаченного уставного капитала;

экономического обоснования страховой деятельности;

сведений о руководителях и их заместителях.

2. Лицензии выдаются на осуществление добровольного и обязательного страхования, имущественного страхования и страхования ответственности, а также перестрахования, если предметом деятельности страховщика является исключительно перестрахование. При этом в лицензиях указываются конкретные виды страхования, которые страховщик вправе осуществлять.

3. Федеральный орган исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью рассматривает заявления юридических лиц о выдаче им лицензий в срок, не превышающий 60 дней с момента получения всех документов, предусмотренных в п.1 настоящей статьи.

4. Основанием для отказа юридическому лицу в выдаче лицензии на осуществление страховой деятельности может служить несоответствие документов, прилагаемых к заявлению, требованиям законодательства Российской Федерации.

Об отказе в выдаче лицензии Федеральный орган исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью сообщает юридическому лицу в письменной форме с указанием причин отказа.

5. Об изменениях, внесенных в учредительные документы, страховщик обязан сообщить Федеральному органу исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью в месячный срок с момента регистрации этих изменений в установленном порядке".

6. Приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г. N 02-02/08 утверждены Условия лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации (БНА, 1994, N 11), предоставляющие органам страхового надзора весьма широкие полномочия. См. также коммент. к ст.943.

7. Отказ в выдаче лицензии и иные действия лицензирующих органов могут быть обжалованы в суд.

8. О минимальном размере уставного капитала страховщиков см. ст.25 Закона об организации страхового дела и ст.2 и 3 Федерального закона "О Внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О страховании" (СЗ РФ, 1998, N 1, ст.4).

1. Статья содержит общее правило о распределении обязанностей по договору между страхователем и выгодоприобретателем (содержание этих обязанностей определяется другими нормами, в частности, ст.960 и 961 ГК).

П.1 является нормой диспозитивной, поскольку предоставляет сторонам право при заключении договора переложить на выгодоприобретателя исполнение тех или иных обязанностей, обычно лежащих на страхователе. Юридические последствия невыполнения этих или вытекающих из закона обязанностей предусмотрены п.2 коммент. статьи и некоторыми другими нормами ГК (п.4 ст.954, ст.961).

Следует иметь в виду, что аналогичная по содержанию ст.200 КТМ сформулирована не как диспозитивная норма. Она гласит: "В случае заключения договора морского страхования в пользу другого лица страхователь несет все обязанности по этому договору" и возможности освобождения его от этих обязанностей не предусматривает. А согласно ст.970 правила ГК о страховании применяются к морскому страхованию постольку, поскольку специальным законом не предусмотрено иное.

2. В отличие от п.1 коммент. статьи норма п.2 сформулирована как императивная. Юридические последствия неисполнения выгодоприобретателем возложенных на него обязанностей, в т. ч. и обязанностей страхователя, наступают для него на основании п.2 ст.939 лишь в том случае, когда он предъявляет требование о выплате ему страхового возмещения по договору имущественного страхования или страховой суммы по личному страхованию. В этом и состоит риск неисполнения или несвоевременного исполнения обязанностей, который выгодоприобретатель несет в силу последнего предложения п.2 данной статьи. Риск этот может выразиться в зачете страховщиком просроченного страхового взноса при выплате страхового возмещения (страховой суммы) согласно п.4 ст.954, в полном отказе страховщика выплатить страховое возмещение (страховую сумму) в случаях, предусмотренных ст.961. Коммент. статья не предусматривает права страховщика самому требовать от выгодоприобретателя исполнения каких-либо обязанностей (например, уплаты просроченного страхового взноса) вне связи с обращением последнего за выплатой страхового возмещения (страховой суммы).

1. Письменная форма обязательна для всех договоров страхования. Несоблюдение письменной формы договора страхования вытечет его недействительность с момента заключения, и такой договор не порождает прав и обязанностей: каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по такой сделке (ст.167 ГК). Однако для обязательного государственного страхования в силу его большой социальной значимости установлено изъятие. В подтверждение такого договора стороны могут приводить письменные и другие доказательства, но лишены права ссылаться на свидетельские показания. Поскольку обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов (ст.969 ГК), граждане соответствующей категории автоматически являются застрахованными и доказать действительность договора не трудно.

2. Коммент. статья устанавливает два способа заключения договора страхования, применяемых при соблюдении письменной формы договора: путем составления одного документа, подписываемого сторонами, и путем обмена документами, которые выражают их волеизъявление, направленное на заключение договора.

Составлением одного документа заключаются договоры страхования по генеральному полису (см. коммент. к ст.941 ГК), договоры т. н. комбинированного страхования. Последние заключаются на основе разрабатываемой сторонами страховой программы о предоставлении страхователю широкомасштабного страхового обеспечения по большому количеству рисков и объектов страхования. По одному договору может быть застраховано максимально возможное число рисков, связанных с деятельностью страхователя, и в нем могут быть предусмотрены услуги страховщика по риск-менеджменту, представляющему собой комплекс проводимых страховщиком мероприятий, которые включают консультации экспертов, планирование и реализацию мероприятий по внедрению средств безопасности, современной безопасной технологии и т. п. Путем составления одного документа весьма часто заключаются договоры личного страхования, в частности, медицинского страхования, когда организация обеспечивает своих работников медицинским обслуживанием посредством механизма страхования.

Изменения и дополнения к заключенному путем составления одного документа договору страхования могут производиться в процессе исполнения договора. Для внесения таких изменений и дополнений не требуется составления еще одного документа, подписанного сторонами. В силу нормы п.2 ст.434 ГК, устанавливающей условия признания сделки как совершенной с соблюдением письменной формы, допускается обмен документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Поэтому в договор страхования, заключенный путем составления одного документа, допустимо вносить изменения и дополнения любым удобным для сторон способом при условии соблюдения письменной формы. Сказанное относится не только к договору, заключенному указанным выше путем, но и ко всем договорам страхования.

Коммент. статья допускает возможность заключать договоры страхования путем обмена документами. Страховой полис может быть выдан страхователю на основании его письменного или устного заявления. Устного заявления достаточно, когда условия страхового обеспечения не требуют подробной информации о застрахованном; а страхователю известны обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая. Таким способом заключаются краткосрочные договоры страхования от несчастных случаев, например, на время авиаперелета, договоры страхования дачных строений (садовых домиков) и др. Формулировки положений ст.940 не лишают страховщика права потребовать от страхователя письменное заявление. Уточним, что оно имеет важное процессуальное значение в случае споров о достоверности и полноте сообщенных страхователем сведений (см. коммент. к ст.944 ГК).

В ст.940 неточно определен момент заключения договора по письменному или устному заявлению страхователя: в абз.2 п.2 указано, что принятием страхового документа последний лишь подтверждает свое согласие заключить договор. На самом же деле получение страхового документа (акцепта страховщиком оферты страхователя), согласно ст.433 ГК, и является заключением договора.

Не будет противоречить нормам данной статьи заключение договора конклюдентными действиями страхователя (ст.158 ГК), например, получением страхового полиса в автоматическом устройстве.

3. Применение типовых и стандартных форм договора (страховых полисов) предпочтительно. Это упрощает работу с документами, коммерческие расчеты, облегчает взаимоотношения с финансовыми, таможенными и другими органами. В отечественной страховой практике пока нет стандартных форм, разработанных объединением страховщиков, но каждая страховая компания имеет собственные формы договоров.

4. Нет принципиального различия между указанными в ст.940 ГК документами, свидетельствующими о существовании договора. В большей степени они различаются по форме изложения условий. Страховые полисы и свидетельства, как правило, содержат все условия договора, включая стандартные правила страхования, специальные условия для данного договора, дополнения и исключения из стандартных правил; в них могут содержаться индивидуальные, отдельно согласованные со страхователем условия. Страховые сертификаты и квитанции более просты, в них содержатся лишь существенные условия договора, а в остальном они отсылают к стандартным правилам страхования.

Содержащийся в статье перечень не является исчерпывающим. Страховой практике известны и другие документы, например, т. н. ковер-ноты, которые служат предварительным договором и теряют силу, если договор не будет заключен в определенное время. Ковер-ноты практикуются для подтверждения страхового покрытия. (О страховом покрытии см. коммент. к ст.957 ГК).

В период действия договора страхования может возникнуть необходимость в изменении некоторых его условий. Такие изменения оформляются аддендумом (дополнением), являющимся неотъемлемой частью договора. Порядок выдачи аддендумов такой же, как и при заключении договоров страхования.

1. Нормы данной статьи неновы для отечественного законодательства, страхование по генеральному полису урегулировано ст.208 КТМ. Генеральный полис - договор имущественного страхования; его назначение - упростить взаимоотношения сторон, развить и укрепить их сотрудничество. Генеральный полис обеспечивает непрерывность страхового покрытия. Заключение такого договора страхования производится исключительно по соглашению сторон и не является обязательным.

В отличие от обычных договоров страхования, являющихся в большинстве случаев реальными договорами, договор страхования по генеральному полису - договор консенсуальный. В нем часто отсутствует условие о вступлении договора в силу после оплаты страховой премии: он вступает в силу с момента его подписания или с момента первой отправки партии имущества. По этому договору в отличие от требований нормы п.2 ст.940 ГК выдача страхового полиса после получения письменного заявления страхователя может быть не предусмотрена, поскольку договор страхования считается уже заключенным и по нему выдан генеральный страховой полис. Сказанное, однако, не исключает возможности выдачи разовых полисов (см. п.3 настоящего коммент.).

Страхование по генеральному полису может производиться при соблюдении следующих условий: 1) предметом страхования должно быть имущество; 2) это имущество должно состоять из партий; 3) условия страхования для однородного имущества должны быть сходны; 4) договор должен быть заключен на определенный срок. Поскольку норма п.1 коммент. статьи является диапозитивной, стороны вправе отходить от ее требований. В практике коммерческого страхования генеральные полисы заключаются для всех партий имущества страхователя (однородного и неоднородного), в полисе предусматривается страхование на разных условиях, а действие договора не ограничивается определенным сроком.

Генеральные полисы должны содержать все существенные условия договора (ст.942 ГК). В них перечисляются возможные объекты страхования, для однородного имущества каждого вида устанавливаются специальные условия страхования (например, для стеклянных изделий предусматривается страхование риска боя, для наливных грузов - страхование риска утечки). В генеральном полисе может быть предусмотрена возможность выбора страхователем условий страхования, которые сообщаются последним в обусловленном этим полисом порядке. Размер страховых сумм в абсолютных цифрах не указывается, т. к. стоимость имущества и его количество заранее не известны; размер страховой премии может быть указан лишь приблизительно, и в отношении нее обычно делается отсылка к стандартным тарифам страховщика. Срок окончания договора обычно не указывается, но предусматриваются обстоятельства, при наступлении которых его действие прекращается. В генеральном полисе должны содержаться условия расчетов между сторонами, а также перечень сведений, которые страхователь обязан сообщать по каждой партии имущества.

2. Безусловной обязанностью страхователя по договору является сообщение им в обусловленные сроки сведений о страхуемом имуществе, включая его наименование и стоимость; он также должен сообщить выбранные им условия и срок страхования каждой партии. Даже когда возможность убытков миновала, он обязан передавать эти сведения, поскольку они являются основанием для начисления страховой премии, которую оплачивает страхователь. Условиями генерального полиса может быть предусмотрено сообщение указанных сведений с определенной периодичностью (ежемесячно, ежеквартально и т. д.). Они сообщаются либо путем передачи заявлений на страхование каждой партии имущества, либо посредством сводных ведомостей и данных автоматизированного учета.

В отношении имущества, по которому сведения в обусловленном полисом порядке не были переданы умышленно, страховщик вправе отказать в страховом возмещении.

3. Заключение договора по генеральному полису не исключает возможности страхования отдельных партий имущества по разовым страховым полисам. Такая необходимость может быть вызвана передачей имущества под залог или особенностями форм расчетов страхователя с его партнерами, требующими представления полиса по отдельной партии имущества (например, при аккредитивной форме расчетов).

Страховой практике известны случаи, когда между сторонами складываются устойчивые партнерские связи и выдача разовых полисов по согласованию со страховщиком производится самим страхователем по мере необходимости. Тем самым ускоряется документооборот и отпадает необходимость в заявлении на страхование. Разовый страховой полис, однако, всегда должен быть подписан страховщиком. Страхователь отвечает за правильность внесенных в полис данных об имуществе (ст.944 ГК). Такой способ выдачи страховых полисов возможен только в рамках генерального полиса.

Коммент. статья устанавливает приоритет разового страхового полиса; при расхождении его содержания с генеральным полисом предпочтение отдается первому.

4. Типичной ошибкой, допускаемой сторонами при заключении договора страхования по генеральному полису, является отсутствие в договоре специальных условий о начале действия страхования. В соответствии со ст.947 ГК и стандартными правилами страхования большинства отечественных страховых компаний договор страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии. Однако расчеты по страховой премии в рамках договора страхования по генеральному полису, если стороны не договорились об авансовой оплате, как правило, отдалены от момента заключения договора. Это происходит в силу того, что определить размер премии весьма затруднительно: при заключении договора страхователь может не знать точных объемов грузооборота, сроков поставок, маршрутов следования груза и способов перевозки, т. е. тех обстоятельств, которые необходимы для определения страхового тарифа и начисления суммы премии. Тем не менее важно, чтобы страхование действовало с момента первой отгрузки. Поэтому необходимо, чтобы в договоре страхования был специально обусловлен момент начала страхования, например, момент подписания договора или начало первой отправки груза.

1. В статье конкретизируются нормы ст.432 ГК об основных правилах заключения договора, и приводится исчерпывающий перечень существенных условий договора страхования, при достижении соглашения о которых договор считается заключенным. Статья не указывает на последствия недостижения сторонами договоренности о перечисленных в ней условиях. По смыслу статьи договор страхования должен признаваться незаключенным, если сторонами не согласовано хотя бы одно из указанных условий.

Отсутствие же в договоре страхования одного из существенных условий не должно служить, по смыслу правила данной статьи, основанием для признания договора недействительным, если ни одна из сторон на это не ссылается. При таких обстоятельствах договор страхования не может быть исполнен в полном объеме. Однако указанные пороки договора устранимы путем подписания аддендумов, т. е. согласованных сторонами дополнений к действующему договору страхования.

2. В статье не названо такое существенное условие всех возмездных договоров, каким является цена. Условие о цене может не признаваться существенным только при заключении договоров некоммерческого страхования, каковым является обязательное государственное страхование (ст.965 ГК). Обратное умаляло бы социальную значимость этого вида страхования и не служило бы обеспечению интересов граждан и государства. В имущественном же страховании условие о цене должно признаваться существенным, как необходимое для договоров данного вида. Отсутствие указания на цену в договоре страхования не влечет, однако, недействительности договора. В таком случае страховая премия должна быть оплачена в соответствии с обшей нормой п.3 ст.424 ГК по тарифам или ставкам, которые обычно применяются по таким же страхованиям. Недостижение согласия о цене договора влечет его недействительность.

3. Перечни существенных условий договора одинаковы для имущественного и личного страхования. Однако эти условия коренным образом различаются по содержанию. Это прежде всего касается объекта страхования и круга обстоятельств, на случай наступления которых осуществляется страхование. Содержание этих условий определяется существом договоров имущественного и личного страхования (см. коммент. к ст.929, 934 ГК).

1. Правила страхования - наиболее распространенный и удобный свод условий страхования по отдельным его видам. Удачно составленные правила широко используются на страховом рынке, причем не имеет значения, кем они разработаны. В практике международного страхования хорошо известны и широко применяются разными страховыми компаниями правила, разработанные Институтом лондонских страховщиков. Норма п.1 ст.943 устанавливает, что правила страхования могут утверждаться страховщиками либо их объединениями. В силу этого положения и ст.421 ГК государственные органы, в т. ч. органы страхового надзора, не должны иметь полномочий устанавливать какие-либо требования относительно конкретных условий таких правил.

2. Коммент. статья устанавливает, что правила страхования могут быть неотъемлемой частью договора. Непременным условием этого должна быть отсылка к правилам в тексте договора страхования и изложение этих правил в страховом полисе или на его оборотной стороне. Текст правил может быть приложен к страховому полису. Статья приравнивает такое приложение текста правил к вручению их страхователю и требует об этом записи в договоре. Эта норма имеет процессуальное значение; ее невыполнение не влечет недействительности договора, но усложняет процессуальное положение страховщика (см. коммент. к п.4 ст.943).

Ст.943 неточно формулирует правило об обязательности условий договора страхования, относя их только к страхователю и выгодоприобретателю. Поскольку любой договор, являясь двух - или многосторонней сделкой, устанавливает либо изменяет, либо прекращает гражданские права и обязанности его участников (ст.154 и 420 ГК), условия правил страхования обязательны и для страховщика. Об особом случае применения нормы п.2 см. коммент. к п.4 ст.943.

В том случае, если при заключении договора страхования страхователь в заявлении указывает на применение общеизвестных правил, например правил Института лондонских страховщиков, следует исходить из того, что эти правила известны страхователю. Поэтому нет необходимости прикладывать текст таких правил к договору страхования, если страхователь не требует этого. Условия страхования, содержащиеся в этих правилах, становятся в силу нормы п.2 ст.943 обязательны для страхователя.

3. Изменить или исключить отдельные положения правил или внести дополнения, о которых договариваются стороны, можно только в том случае, если все это отмечено в тексте договора при его заключении. В противном случае действуют условия стандартных правил, на основании которых заключен договор. Участники договора могут применять одновременно несколько правил страхования при условии, что они не противоречат, а дополняют друг друга.

4. П.4 ст.943 вводит особую норму, которая применяется в тех случаях, когда в договоре имеется ссылка на правила страхования, но сами правила не изложены в одном документе с договором либо их текст не приведен на оборотной стороне полиса или правила не приложены к полису и не вручены страхователю. В п.2 ст.943 указано, что правила обязательны для страхователя (выгодоприобретателя) лишь при соблюдении перечисленных в этом пункте условий. Поэтому при несоблюдении этих условий страхователь (выгодоприобретатель) не связан обязанностями, возложенными на него правилами страхования. В этом случае он вправе ограничиться выполнением лишь только тех обязанностей, которые предписаны ему законом. Однако страхователь (выгодоприобретатель) может ссылаться в защиту своих интересов на правила страхования, указанные в полисе, даже когда они не содержатся в условиях договора, не приведены на оборотной стороне полиса либо не приложены к нему, хотя правила в силу этого стали для него и необязательны.

1. Коммент. статья конкретизирует норму п.1 ст.942 ГК о существенных условиях договора страхования. Она вносит дополнительное условие его действительности в части сведений, относящихся к вероятности наступления страхового случая и размерам убытков.

Обязанность сообщить перечисленные в статье сведения является безусловной, если обстоятельства, указанные в коммент. статье, известны страхователю и в то же время не известны страховщику в силу того, что они и не должны быть ему известны. Этой обязанности нет, если обстоятельства не известны страхователю и несущественны или известны обеим сторонам договора. Последними считаются такие обстоятельства, о которых страховщик должен знать по своей профессии. Например, при страховании морской перевозки грузов страховщику должно быть известно обычное состояние моря в определенное время года в данной широте.

В статье говорится лишь о тех сведениях, которые необходимы, чтобы определить вероятность наступления страхового случая и размер возможных убытков. Несообщение сведений, не охватываемых правилами данной статьи, не влечет предусмотренных в ней последствий. Например, данные о содержании влаги в грузе сахарного песка не являются сведениями, на основе которых можно оценить вероятность наступления страхового случая и размер убытков. Однако таковыми могут быть признаны сведения о том, в какую тару упакован груз, каково ее состояние. Важна степень значимости этих сведений: только существенные сведения страхователь обязан сообщать страховщику (например, что страхуемый груз будет размешен на палубе судна, а не в трюме).

Поскольку строгого критерия определения степени значимости упомянутых сведений нет, статья предоставляет страховщику право самому определять круг обстоятельств, которые могут иметь существенное значение для суждения о степени риска, и управомочивает его привести перечень этих-обстоятельств в стандартной форме договора страхования или запросить у страхователя. Так, согласно _8 Правил транспортного страхования грузов САО "Ингосстрах" страхователь обязан сообщить сведения об упаковке груза, номерах и датах перевозочных документов, виде транспорта, на котором перевозится груз, способе отправки (в трюме, на палубе, навалом, насыпью), пункте отправления и назначения груза, датах отправки, страховой сумме.

2. Правила п.2 ст.944 в дополнение к нормам п.1 этой статьи возлагают на страховщика бремя истребования и сбора информации о риске. В соответствии с этой статьей подписанием договора страховщик подтверждает достаточность предоставленных ему страхователем и собранных им самим в форме ответов на вопросы сведений: считается, что стороны в соответствии с нормами п.1 ст.942 ГК достигли соглашения о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование, и волеизъявление страховщика, выраженное в договоре, соответствует его действительной воле. В силу этого установлено, что при таких обстоятельствах страховщик не вправе требовать расторжения договора страхования или признания его недействительным.

3. Правила п.3 ст.944 конкретизируют применительно к договору страхования общие положения ст.179 ГК о недействительности сделок, совершенных под влиянием обмана. Обязательным условием применения данных правил является наличие умысла страхователя. Подобные сделки в соответствии со ст.166 ГК являются оспоримыми, т. е. они признаются недействительными только в судебном порядке и только по требованию лиц, прямо указанных в законе. Поэтому страховщику предоставлено право требовать признания договора недействительным по своему усмотрению. Право страховщика подлежит защите в суде, если будет установлен умысел страхователя, а сделка будет признана недействительной с применением односторонней реституции (см. п.10 коммент. к ст.179 ГК).

В практике страхования весьма часто встречаются случаи, когда страхователь под влиянием заблуждения сообщает неверные сведения об обстоятельствах, указанных в п.1 ст.944. В силу этого, однако, лишь только по решению суда страхование может быть признано недействительным, а страховщик освобожден от выплаты страхового возмещения (ст.178 ГК). Дело в том, что при заключении договора страхования страховщик может воспользоваться своим правом на оценку страхового риска путем осмотра или назначения экспертизы в соответствии со ст.945 ГК, а также самостоятельно собрать требуемые сведения. Поэтому заблуждение страхователя при заключении договора страхования относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая, не должно использоваться против него.

Если страхователь не выполнил требований п.1 ст.944, но несообщенные им обстоятельства перестали быть существенными или отпали, договор остается в силе, а страховщик лишается права требовать признания его недействительным.

1. Проводить осмотр страхуемого имущества целесообразно тогда, когда из представленных страхователем сведений затруднительно сделать адекватное заключение о степени риска, например, при страховании судов, самолетов, автомобилей, промышленных установок и в др. подобных случаях, когда необходимо взвесить множество сложных факторов. Проведение таких осмотров и дачу заключений о степени риска и о действительной стоимости имущества целесообразно поручить специалистам (сюрвейерским или экспертным организациям).

При страховании партий однородного имущества степень риска, как правило, оценивается страховщиком на основании предоставляемых ему страхователем документов, т. е. без осмотра.

При несоответствии представленных страхователем сведений об имуществе его фактическому состоянию, наименованию, качеству и т. п. страховщик вправе отказать полностью или частично в выплате страхового возмещения на основании условий стандартных правил или требовать признания договора недействительным в соответствии с п.3 ст.944 ГК.

2. Медицинское обследование целесообразно производить при страховании лиц на дожитие. Оно оправданно, когда речь идет о больших страховых суммах или есть основания полагать, что застрахованный имеет какую-либо хроническую болезнь, а страхователь просит страховое покрытие на случай такой болезни. Обследование - право страховщика, но его проведение не является обязательным условием заключения договора. Для оценки степени риска страховые компании предлагают страхователям заполнять опросные листы или представлять выписки из медицинской карты.

3. Страхователь может не соглашаться с выводами, к которым пришел страховщик по результатам оценки степени риска путем медицинского осмотра или анализа представленных ему данных. Он может приводить доказательства, отличающиеся от сведений страховщика.

Коммент. статья устанавливает частное правило общих положений о служебной и коммерческой тайне (ст.139 ГК). Неточность формулировки в диспозиции позволяет сделать неправильный вывод о том, что тайной является только состояние здоровья и имущественное положение указанных в статье лиц. Однако по логике статьи и исходя из содержания понятия "сведения о страхователе" любая информация о нем, выгодоприобретателе или застрахованном лице является служебной тайной. Это касается и сведений о том, является ли данное лицо клиентом страховщика. Эта и другая информация может быть разглашена страховщиком, например, в рекламных целях, только с согласия указанных лиц.

В случае нарушения страховщиком данных правил к нему применяются санкции в виде принуждения возместить причиненные убытки.

1. В п.1 коммент. статьи дается развернутое определение страховой суммы. В отличие от ст.10 Закона об организации страхового дела в ГК страховая сумма не названа в качестве безусловной основы для установления размера страховой премии. И это верно, поскольку она является лишь одним из многочисленных факторов, влияющих на размер страховой премии наряду с такими, как результативность страхования в прошлые периоды, степень вероятности наступления страхового случая, перечень страхуемых рисков, возраст застрахованного и т. п.

2. Установлено, что размер страховой суммы определяется соглашением сторон при том непременном условии; что она не должна превышать действительную стоимость имущества. В соответствии со ст.947, 949 и 951 ГК договором может быть предусмотрено страхование на сумму ниже страховой стоимости. При страховании сверх действительной стоимости наступают последствия, предусмотренные ст.951 ГК. Договором может быть предусмотрено страхование сверх действительной стоимости, но при непременном соблюдении правил ст.952 ГК (см. коммент. к ней).

При определении действительной стоимости имущества следует применять по аналогии нормы ст.424 ГК. Если у страхователя имеются документы (счета, спецификации и пр.), в которых указана стоимость имущества, то эти документы ложатся в основу определения его действительной стоимости. В определенных случаях, например при страховании недвижимости, целесообразно исходить из реальной рыночной стоимости, поскольку она может быть подвержена значительным конъюнктурным колебаниям.

Действительная стоимость имущества должна определяться по месту его нахождения в день заключения договора. Поскольку приведенная норма является императивной, то не допускается страхование по т. н. восстановительной стоимости, которая на день наступления страхового случая может превышать указанную в договоре страхования действительную стоимость, определенную на дату заключения договора. Однако страхование по восстановительной стоимости можно рассматривать как предусмотренное ст.929 ГК страхование иных имущественных интересов, где предметом страхования являются дополнительные расходы или убытки, которые несет страхователь из-за возросшей страховой стоимости на день наступления страхового случая.

При оценке страховой стоимости в договоре страхования предпринимательского риска практически невозможно с большой долей достоверности определить размер возможных убытков. Здесь должны учитываться средняя норма прибыли, объем коммерческого оборота страхователя, возможный срок перерыва коммерческой деятельности и т. п. Поэтому согласованная страховая стоимость в таких случаях является весьма приблизительной и не покрытая страхованием часть убытка (если таковая имела место) ложится на страхователя.

3. В договорах личного страхования стороны свободны в определении страховой суммы, которая в значительной степени зависит от субъективной оценки страхователя.

При согласовании сторонами размера страховой суммы по договору страхования ответственности учитываются специфика, характер и объем деятельности страхователя, характер того ущерба, который может быть причинен, максимально возможная сумма ущерба, а также законодательство о договорной и внедоговорной ответственности. Так, ущерб окружающей среде, причиненный химическим предприятием, может оказаться значительно большим, чем ущерб от работы предприятия, не связанного с таким производством. Так же как и при страховании предпринимательского риска, превышение реального ущерба третьих лиц над страховой стоимостью по договору страхования ответственности ложится на страхователя. Распространено страхование ответственности без указания лимитов страховых сумм; в таком случае этой суммой считается реально причиненный ущерб независимо от его размера.

Правила коммент. статьи применяются только в отношении договора страхования имущества и не допускают оспоривания страховщиком страховой стоимости, определенной в порядке, установленном ст.947 ГК, защищая интересы страхователя и выгодоприобретателя в спорах по поводу выплаты страхового возмещения. Страховщик не может оспаривать страховую сумму ни когда страховая стоимость определена по заявлению страхователя (ст.944 ГК), ни когда страховщик своими силами оценивают страховой риск (ст.945 ГК). Исключение сделано для случая, когда страховщик был умышленно введен в заблуждение относительно страховой стоимости имущества и, считая сведения страхователя достоверными, не произвел осмотра. При таких обстоятельствах договор может быть признан недействительным (см. коммент. к п.3 ст.944 ГК).

1. Коммент. статья впервые законодательно закрепляет установившуюся в практике страхового дела пропорциональную (или долевую) систему страхового обеспечения, предусматривающую выплату страхового возмещения в части, которую страховая сумма составляет от страховой стоимости. Если страховая сумма меньше страховой стоимости, то часть возможного ущерба остается на собственном риске страхователя.

Указанное правило применяется во всех случаях, если договором страхования не предусмотрена система первого риска (п.2 настоящего коммент.).

2. Норма ч.2 ст.949 является диспозитивной и предоставляет сторонам договора страхования возможность устанавливать больший, чем предусмотрено ч.1 ст.949, размер страхового возмещения при неполном страховании. Чаще всего применяется система первого риска, которая предусматривает выплату страхового возмещения в размере ущерба, но в пределах страховой стоимости. Применение этой системы позволяет снижать размеры страховых премий и оправданно в тех случаях, когда вероятность полного уничтожения имущества мала. Эту систему целесообразно применять также при страховании предпринимательского риска, когда определение реальной страховой стоимости весьма затруднено.

Необходимость в дополнительном имущественном страховании может возникнуть при увеличении после заключения договора действительной стоимости имущества, его приращении (например, при увеличении партии застрахованного товара, при добросовестном заблуждении страхователя относительно величины страховой суммы и т. п.). Страхователь или выгодоприобретатель вправе осуществить дополнительное страхование имущества или предпринимательского риска по пропорциональной системе или системе первого риска (см. коммент. к ст.949 ГК). Здесь возможно привлечение и другого страховщика; при этом новый договор может предусматривать иную систему страхового возмещения, нежели та, что предусмотрена первоначально. По смыслу ст.950 количество дополнительных страхований, как и число страховщиков, не ограничено.

Ст.950 не допускает превышения общей страховой суммы над страховой стоимостью под угрозой применения последствий, предусмотренных ст.951 ГК, и эта норма имеет императивный характер. Однако здесь применимы также правила, установленные ст.952 ГК.

1. Превышение страховой суммы над страховой стоимостью (действительной стоимостью) в имущественном страховании не допускается, за исключением случаев, указанных в ст.952 ГК, когда проводится страхование от разных рисков. Обратное означало бы неосновательное, при полном убытке, обогащение страхователя или выгодоприобретателя за счет страховщика.

В части превышения страховой суммы над действительной стоимостью (страховой стоимостью) договор является ничтожным по закону, т. е. недействительным независимо от признания его таковым по суду.

Абз.2 п.1 коммент. статьи устанавливает особые последствия недействительности подобной сделки: не допуская реституции, он, тем не менее, не требует обращения в доход Российской Федерации излишне полученного страховщиком по договору и оставляет это последнему.

2. При оплате страховой премии в рассрочку ее неоплаченная часть уменьшается соразмерно страховой сумме.

3. Наличие умышленной вины страхователя в завышении страховой суммы делает договор оспоримым, и в соответствии со ст.166 ГК он может быть признан судом недействительным по заявлению страховщика. Последствием этого является недопустимость реституции для страхователя (возврата ему уплаченной страховой премии) и его обязанность возместить убытки страховщика, превышающие сумму полученной им страховой премии.

4. Правила п.4 ст.951 запрещают обогащение страхователя или выгодоприобретателя путем двойного страхования, когда объект страхуется от одних и тех же рисков у нескольких лиц. Общие нормы законодательства о гражданских правах (ст.10 ГК) требуют от граждан и юридических лиц их разумного и добросовестного осуществления и запрещают злоупотребление ими. Возможность получить возмещение от каждого из страховщиков означает (если это возмещение превышает страховую стоимость) неосновательное обогащение страхователя или выгодоприобретателя, что не допускается законом (ст.1102 ГК). Поэтому нормы о страховании (п.3 ст.10 Закона об организации страхового дела, п.4 коммент. статьи и п.2 ст.952 ГК) устанавливают, что при двойном имущественном страховании общее возмещение не может превышать страховую сумму и каждый из страховщиков выплачивает возмещение пропорционально отношению страховой суммы по заключенному им договору к общей сумме всех заключенных договоров по данному имуществу.

Последствия страхования сверх страховой стоимости, установленные в пп.1, 2, 3 ст.951, являются общими как для страхования у одного страховщика, так и для двойного страхования.

1. В коммерческой и предпринимательской деятельности страхуемое имущество, как правило, неотделимо от иного имущественного интереса страхователя. В таких случаях нередко возникает необходимость одновременного страхования и имущества, и предпринимательского риска, связанного с этим имуществом. Например, пропажа или уничтожение товара в пути вытечет убытки не только от утраты самого имущества, но и лишает страхователя доходов, которые он мог бы получить; пожаром на предприятии причиняются убытки не только из-за физического уничтожения имущества, но и из-за остановки производства. Коммент. статья впервые в отечественном законодательстве допускает одновременное страхование имущества и предпринимательского риска по одному договору (т. н. пакетное страхование). Эти риски могут быть застрахованы и по раздельным договорам, причем с одним или несколькими страховщиками.

В том случае, когда имущество, например груз, застраховано в силу обычаев торгового оборота на 110% или 120% (что допускается ст.196 КТМ, разрешающей страховать прибыль, ожидаемую от груза), то необходимо исходить из того, что величина превышения размера страховой суммы над страховой стоимостью имущества представляет собой страховую сумму предпринимательского риска.

Статья также устанавливает, что один и тот же объект (как имущество, так и предпринимательская деятельность) может быть застрахован от разных рисков по отдельным договорам. Например, автотранспортное средство может быть застраховано от риска повреждения по одному договору, а от риска угона - по другому.

2. Правило п.4 ст.951 ГК о двойном страховании применяется также к имущественному страхованию от разных рисков (см. коммент. к ст.951).

1. Сострахование - способ разделения риска между двумя или более страховщиками путем отнесения на каждого из них заранее обусловленной доли возможных убытков и причитающейся страховой премии. Непременным условием сострахования является его осуществление в отношении одного и того же объекта на случай наступления одного и того же события (страхового случая). Сострахование следует отличать от смежных конструкций. Если объект застрахован по нескольким договорам, то имеет место двойное страхование (п.4 ст.951 ГК). если же он застрахован от разных рисков, то имеет место обычное страхование в порядке ст.952 ГК.

Сострахование может осуществляться по договорам как имущественного, так и личного страхования. Деление риска производится по инициативе сторон. Инициатором выступает страхователь, когда он сомневается в финансовой устойчивости одного страховщика и в целях более надежного обеспечения риска требует распределить его между несколькими. Такое волеизъявление должно быть отражено в договоре, в соответствии с чем страховщик обязан передать обусловленную долю риска одному или нескольким состраховщикам. Страхователь вправе указать состраховщиков и долю участия каждого из них в риске. Такое требование должно признаваться существенным условием договора на основании п.1 ст.432 ГК.

Сострахование может осуществляться по инициативе страховщика, когда речь идет о большой страховой сумме и в целях обеспечения своей финансовой устойчивости он передает часть риска другому лицу на условиях солидарной с ним ответственности. В таком случае требуется согласие страхователя.

В то же время договор сострахования в части взаимоотношений между самими состраховщиками обладает свойствами договора простого товарищества. Поэтому состраховщики должны руководствоваться нормами гл.55 ГК в части отношений, не урегулированных гл.48 ГК о страховании.

2. Сострахование - солидарное обязательство с несколькими содолжниками и исполнение их обязанности осуществляется в порядке ст.325 ГК. Состраховщики могут отвечать перед страхователем и в долях по правилам ст.321 ГК, если договором специально установлена их долевая, а не солидарная ответственность.

3. Сострахование коренным образом отличается от перестрахования (см. коммент. к ст.967).

1. По своей сути страховая премия представляет собой предусмотренную договором денежную сумму, подлежащую уплате страховщику в качестве вознаграждения за то, что он принимает на себя риск убытков и обязуется их возместить. Порядок и сроки оплаты страховой премии устанавливаются по соглашению сторон.

2. Страховые премии - основной источник формирования соответствующих фондов, из которых выплачивается страховое возмещение. При определении их размера страховщик исходит из широты страхового покрытия, размера страховой суммы, статистических данных о результатах аналогичных страхований в прошлом по страховой компании и страховому рынку в целом, результатов актуарного анализа; принимается во внимание также уровень ставок страховой премии у других страховщиков. Страховая премия взимается с единицы страховой суммы.

Страховые тарифы представляют собой ставку взноса с единицы страховой суммы или объекта страхования. Ст.11 Закона об организации страхового дела установлено, что тарифы по обязательному страхованию устанавливаются в соответствующих законах. Эта норма направлена на недопущение конкуренции по ставкам премии в тех видах страхования, которые имеют наибольшую социальную значимость. Установление единых ставок премии по этим видам страхования побуждает конкурирующие компании улучшать обслуживание страхователей, предоставлять им дополнительные услуги и т. п. В остальных случаях страховщик вправе устанавливать тарифы, разработанные самостоятельно.

Органы Государственного страхового надзора вправе устанавливать и регулировать страховые тарифы. Согласно требованиям раздела IV Условий лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утв. приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г. N 02-02/08 (БНА РФ, 1994, N 11), для получения страховой лицензии страховщик должен сообщить в Росстрахнадзор данные о своих страховых тарифах. Эти тарифы рассматриваются органом государственного страхового надзора, который дает по ним рекомендации и в необходимых случаях их регулирует. На момент вступления в действие части второй ГК какие-либо тарифы по видам добровольного имущественного страхования Росстрахнадзором не устанавливались.

3. Стороны договора страхования вправе обусловить следующие последствия неуплаты в означенные сроки страховой премии, вносимой в рассрочку: 1) договор считается расторгнутым с момента просрочки: 2) просрочившая сторона обязана уплатить штрафные санкции, а договор остается в силе. В типовом Генеральном полисе САО "Ингосстрах" по страхованию грузов предусмотрено, что в подобных случаях договор не расторгается, но страхователь обязан уплатить штрафные санкции в размере 0,05% от суммы задолженности за каждый день просрочки.

4. П.4 ст.954 устанавливает правило применительно к тому случаю, когда просрочка в оплате страховой премии не приводит к расторжению договора. Здесь закреплен сложившийся в страховой практике способ зачета взаимных денежных обязательств сторон.

1. П.1 коммент. статьи применяется только к договорам страхования ответственности за причинение вреда, причем по смыслу ст.931 ГК, к которой он отсылает, правило о замене лица, ответственность которого застрахована, касается как юридических, так и физических лиц. Эта замена должна рассматриваться как изменение существенных условий договора, поскольку она может весомо повлиять на вероятность наступления страхового случая из-за иного характера жизнедеятельности другого лица.

При этом установлен заявительный порядок замены застрахованного лица, т. е. такой, когда согласия страховщика не требуется, а страхователь лишь должен письменно его об этом известить. Данная норма противоречит правилам ст.944, 945 ГК, устанавливающим право страховщика на оценку степени страхового риска. Поэтому при заключении договоров страхования ответственности страховщик должен пользоваться предоставленным ему в коммент. статье правом на иное условие и указывать в тексте договора свое согласие или несогласие на замену застрахованного лица в порядке, установленном в ст.955.

В п.2 коммент. статьи неверно используется термин "застрахованное лицо". Указанный термин - категория личного страхования, а не страхования имущественного, к которому относится и страхование ответственности. В имущественном страховании страхуется не лицо, а его имущественные интересы, поэтому лицу не может здесь применяться термин "застрахованный". Такая же неточность содержится в разделе 13 Приложения N 2 к Условиям лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации. В этом нормативном акте субъект возможной ответственности в правоотношении по страхованию профессиональной ответственности неверно назван "застрахованным".

2. Получение согласия застрахованного и страховщика на замену лица по договору личного страхования требуется обязательно; при несоблюдении этих правил договор считается неизмененным. Поскольку статья не устанавливает форму, в которой должно быть выражено согласие застрахованного, то здесь должны применяться нормы ст.940 ГК о письменной форме договора страхования, и поэтому согласие должно быть выражено письменно.

1. Замена выгодоприобретателя по договору страхования является односторонней сделкой и представляет собой уступку требования (п.1 ст.382 ГК). Согласия страховщика на это не требуется в силу нормы п.2 ст.382 ГК, а также в силу того, что назначение выгодоприобретателя по договору страхования не является существенным условием. Однако и в личном, и в имущественном страховании необходимо письменно уведомить страховщика о состоявшемся переходе прав иному кредитору (выгодоприобретателю), а в личном, помимо этого, - получить письменное согласие застрахованного лица, если при заключении договора выгодоприобретателем также с согласия застрахованного было назначено другое лицо. При несоблюдении этих правил страховщик исполняет обязательства первоначальному выгодоприобретателю, что признается надлежащим исполнением.

В ст.956 не говорится о сроках уведомления страховщика. Поэтому не будет нарушением, если страховщик поставлен в известность о замене выгодоприобретателя в момент предъявления ему претензии по страховому случаю. Отсюда, по смыслу коммент. статьи, если новый выгодоприобретатель предъявит страховой полис с переуступочной надписью и подписью страхователя, это будет надлежащим уведомлением страховщика о происшедшей замене выгодоприобретателя. Например, по договору морского страхования в случае отчуждения груза договор сохраняет силу, а на приобретателя груза переходят все права и обязанности страхователя (ст.203 КТМ). Передача полиса производится путем совершения на его оборотной стороне переуступочной надписи (индоссо), которая может быть именной, т. е. адресной, и содержать имя нового выгодоприобретателя, либо бланковой, т. е. без указания такового. В последнем случае полис становится предъявительским.

Приведенное выше правило КТМ может применяться по аналогии закона и к другим видам имущественного страхования, а сложившийся в страховой практике деловой обычай о допустимости и порядке совершения переуступочной надписи на полисе применим ко всем договорам имущественного страхования, за исключением тех, где выгодоприобретателем может быть только страхователь (например, договор страхования предпринимательского риска - ст.933 ГК).

2. Норма ч.2 ст.956 ГК сужает права страхователя на замену, не допуская ее после совершения выгодоприобретателем действий, направленных на выполнение обязанностей по договору, или после предъявления претензии страховщику. Понимается, что такими действиями выгодоприобретатель признает себя участником страхового правоотношения и выражает свою волю, направленную на реализацию принадлежащих ему прав и выполнение возложенных на него обязанностей. В таких случаях выгодоприобретатель может быть заменен только по его собственной воле.

1. П.1 коммент. статьи формулирует общее для всех договоров страхования правило о начале их действия, определяя это моментом уплаты страховой премии или первого ее взноса. Стороны вправе определить и более поздние сроки вступления договора в силу.

2. Следует отличать указанный момент, с которого у всех сторон договора возникают взаимные права и обязанности, от "страхования, обусловленного договором страхования". Под этой формулировкой имеется в виду т. н. страховое покрытие, понятие более широкое, чем договор страхования. Оно заключается в принятии страховщиком обязанности возмещать убытки по страховым случаям, происшедшим в обусловленный договором отрезок времени, причем необязательно после вступления договора в силу.

3. В п.2 ст.957 установлено общее правило, согласно которому страховое покрытие действует после вступления договора в силу. Однако здесь же установлено, что стороны могут предусмотреть и иные сроки действия страхового покрытия. Это означает, что временные рамки такого страхового покрытия могут быть по соглашению сторон расширены и страховщик обязан возместить убытки, происшедшие до вступления договора в силу.

Такая ситуация складывается, когда страхователь находится в добросовестном неведении о том, наступил ли к моменту начала действия договора страховой случай или нет, а страховщик, сознательно допуская факт происшедшего страхового случая, соглашается оплатить убытки. Подобное может иметь место, например, при перепродаже незастрахованного и находящегося в пути товара, когда условием торговой сделки требуется страхование груза на всем отрезке пути, а к моменту заключения договора страхования не в полной мере известно действительное состояние товара.

1. Досрочное прекращение договора освобождает страховщика от обязанности выплачивать страховое возмещение при наступлении страхового случая.

Основаниями для досрочного прекращения договора страхования являются обстоятельства двоякого вида: 1) объективные обстоятельства, в силу которых договорные обязательства не могут быть исполнены из-за отсутствия объекта страхования и, соответственно, страхового интереса; 2) субъективные обстоятельства, при наступлении которых страхователь утрачивает страховой интерес и выражает свою волю о расторжении договора.

С обстоятельствами первого вида правило данной статьи связывает прекращение страхового риска по причинам, не охватываемым договором страхования. В статье приведен неполный перечень таких обстоятельств. Наряду с гибелью имущества договор страхования прекращается, например, в Связи с досрочной переработкой сырья или существенным изменением индивидуально-определенной вещи.

Под прекращением в установленном порядке предпринимательской деятельности следует понимать реорганизацию, ликвидацию или банкротство страхователя, а также прекращение им в силу иных обстоятельств того вида деятельности, риски которого были застрахованы по договору страхования предпринимательского риска.

В указанных случаях страхователь имеет право потребовать возврата части страховой премии пропорционально оставшемуся сроку договора.

2. Договор может быть прекращен досрочно по требованию страхователя. Коммент. статья устанавливает безусловное право страхователя требовать такого прекращения. Однако согласно п.2 ст.23 Закона об организации страхового дела страхователь имеет на это право, лишь если досрочное прекращение договора страхования предусмотрено его условиями или при особом на то согласии страховщика. Таким образом, введенная в действие после принятия Закона об организации страхового дела часть вторая ГК расширяет права страхователя, и он может требовать досрочного прекращения, даже если договором это право не предусмотрено.

В зависимости от того, обусловлено ли указанное выше право страхователя договором или нет, наступают разные юридические последствия в части возврата страховой премии. Страховая премия подлежит возврату только в том случае, если это предусмотрено договором.

Данная статья не содержит правил о порядке расчетов по страховой премии, если требование страхователя о досрочном расторжении договора страхования обусловлено нарушением страховщиком своих обязанностей по договору (например, обязанностей по предоставлению дополнительных услуг страхователю, возврату части страховой премии при безубыточном прохождении страхований за определенный период и т. п.). Сходная по смыслу со сказанным норма содержится в п.3 ст.23 Закона об организации страхового дела, однако, согласно ее правилу, страховая премия подлежит возврату, если требование страхователя о досрочном прекращении договора страхования обусловлено нарушением страховщиком лишь правил страхования.

При невыполнении страховщиком своих обязанностей по договору страхователь имеет право расторгнуть договор в соответствии с общими правилами гл.29 ГК и потребовать возмещения вызванных этим убытков.

3. По смыслу ст.960 ГК принудительное изъятие имущества в соответствии с правилами п.2 ст.235 и отказ от права собственности в порядке ст.236 должны рассматриваться как основания для досрочного прекращения договора страхования (см. п.2 коммент. к ст.960 ГК). В указанных случаях требовать возврата оплаченной страховой премии нет оснований, поскольку указанные выше обстоятельства в значительной мере тождественны отказу страхователя от договора.

1. Обязанность сообщать страховщику о всех значительных изменениях в принятом на страхование риске должна выполняться страхователем или выгодоприобретателем безусловно, т. е. независимо от того, есть ли на то указание в договоре или нет. Страховщик должен быть поставлен в известность о таких изменениях незамедлительно - сразу же после того, как они стали известны страхователю или выгодоприобретателю. Для передачи сведений должны использоваться современные средства быстрой связи. Страхователь или выгодоприобретатель освобождается от такой обязанности, если подобные сведения ему не известны и не могут быть известны.

Обязанность сообщать страховщику указанные сведения наступает лишь тогда, когда изменились обстоятельства, сообщенные ему при заключении договора (см. коммент. к ст.944), и эти изменения существенно влияют на вероятность наступления страхового случая. О всех прочих изменениях в страховом риске страхователь или выгодоприобретатель может сообщать лишь по своему усмотрению. В связи с тем, что вопрос о степени значимости тех или иных изменений в страховом риске может явиться предметом разногласий между страховщиком и страхователем (выгодоприобретателем), весьма важно, чтобы перечень таких обстоятельств содержался в договоре или был приведен в стандартных правилах страхования. Тогда сообщение перечисленных в них сведений становится непременной обязанностью страхователя или выгодоприобретателя. Так, в 8 Общих условий Ингосстраха по страхованию животных страховщику должно быть сообщено о таких обстоятельствах, как перегон скота с пастбища на пастбище, использование животных в иных, нежели указано в заявлении на страхование, целях, содержание в помещениях, где находятся застрахованные животные, других, не принадлежащих страхователю, животных.

2. Увеличение степени страхового риска дает страховщику право потребовать изменения условий договора или соразмерного увеличения причитающейся ему страховой премии. Данная норма является диспозитивной, поэтому страховщик может воспользоваться предоставленным ему правом по своему усмотрению. При несогласии страхователя или выгодоприобретателя договор может быть расторгнут по заявлению страховщика со ссылкой на существенные изменения обстоятельств (ст.451 ГК). В таком случае договор считается расторгнутым с момента соглашения об этом сторон, причем стороны вправе согласовать вопрос о порядке расчетов по страховой премии за неистекший период действия договора. Если страхователь или выгодоприобретатель не согласен на изменение условий или на соразмерное увеличение страховой премии, договор страхования прекращается с момента наступления изменений в риске.

3. Невыполнение предписаний настоящей статьи является основанием расторгнуть договор по усмотрению страховщика с возмещением ему убытков. Но он лишен права требовать расторжения, если обстоятельства, увеличивающие степень страхового риска, уже отпали. По смыслу этой нормы в данной ситуации страховщик также не вправе требовать и соразмерного увеличения страховой премии.

4. Правила пп.2 и 3 применяются в отношении имущественного страхования независимо от того, включены такие условия в договор или нет. Однако в личном страховании страховщик может воспользоваться правом на применение изложенных в указанных нормах правил только при условии внесения их в текст договора.

1. Правила данной статьи подлежат применению исключительно к договорам страхования имущества и только в тех случаях, когда имеет место совпадение в одном лице выгодоприобретателя и лица, имеющего право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления на застрахованное имущество.

Регулируемые данной статьей отношения сходны с отношениями по замене выгодоприобретателя (ст.956 ГК). Различие состоит в том, что ст.956 охватываются случаи, когда выгодоприобретателем может быть не собственник имущества или лицо, не наделенное правом хозяйственного ведения или оперативного управления, а замена выгодоприобретателя зависит только от воли страхователя.

Статья устанавливает правило, согласно которому права и обязанности сторон по договору страхования имущества следуют судьбе прав на застрахованное имущество при условии, если страхователь не воспользовался правом на замену выгодоприобретателя. С переходом прав на застрахованное имущество к другому лицу договор страхования не прекращается, и к этому лицу, в силу перехода прав на имущество, переходят права и обязанности и по договору страхования. Так, при продаже жилого дома права и обязанности страхователя переходят новому собственнику, если договор страхования был заключен в пользу страхователя.

При переходе прав на застрахованное имущество новый владелец обязан сообщить об этом страховщику, поскольку указанный переход прав может повлиять на степень вероятности наступления страхового случая.

2. Статья не дает ответа на вопрос о действии договора страхования после принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в п.2 ст.235 ГК, и в случае отказа от права собственности (ст.236 ГК). При указанных обстоятельствах лицо утрачивает страховой интерес, однако его права по договору страхования никому перейти не могут. В таком случае этот договор должен считаться прекращенным досрочно с последствиями, установленными в п.3 ст.958 ГК, поскольку из правоотношения по страхованию выбывает участник, имеющий страховой интерес. Такое выбытие из страхового правоотношения в значительной степени тождественно отказу от договора.

1. Обязанность страхователя (выгодоприобретателя) немедленно, до заявления претензии, уведомить контрагента о наступлении страхового случая является одним из основных условий договора. На основании этой информации страховщик может принять срочные меры по уменьшению убытка: он может обеспечить спасание имущества своими средствами или дать соответствующие указания страхователю, организовать розыск пропавшего имущества, оказать содействие по продаже на выгодных условиях поврежденного имущества. Кроме того, страховщик должен своевременно организовать его осмотр с тем, чтобы избежать оплаты сопутствующих убытков, не относящихся к данному страховому случаю. Своевременная информация о страховом случае, повлекшем большие убытки, дает страховщику основания в срочном порядке потребовать возмещения по каналам перестрахования, т. н. кассовых убытков, в соответствии с чем основная часть возмещения, причитающаяся с перестраховщиков, оплачивается ими немедленно, причем до представления оригинальным страховщиком документов по убыткам.

Договором может быть установлен срок для уведомления страховщика. Этот срок обычно указывается на лицевой стороне страхового полиса или в тексте стандартных правил страхования. В стандартных правилах по имущественному страхованию страховой корпорации Ллойдс указано, что извещение о страховом случае должно быть подано немедленно; аналогичная норма содержится на лицевой стороне полиса по транспортному страхованию грузов Ингосстраха, а по страхованию средств транспорта такой срок установлен продолжительностью в 15 дней.

Способ передачи уведомления обычно не указывается, поскольку подразумевается, что добросовестный страхователь или выгодоприобретатель исполнит свою обязанность в соответствии с обычаем делового оборота использовать современные средства быстрой связи.

Не требуется, чтобы уведомление обязательно содержало точную сумму ущерба, достаточно лишь сообщить о факте наступления страхового случая и его характере. Такая информация может быть передана и представителю страховщика. Для этого страховщик указывает в полисе своего представителя или приводит список своих агентов.

По смыслу нормы абз.2 п.1 ст.961 выгодоприобретатель освобождается от данной обязанности, если к моменту наступления страхового случая ему не было известно о заключении договора в его пользу. При таких обстоятельствах выполнение этой обязанности остается за страхователем.

2. Неисполнение обязанности своевременно сообщить о страховом случае не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. Отказывая в оплате убытков или снижая сумму возмещения, страховщик должен доказать, каким образом несвоевременное сообщение о страховом случае лишило его возможности избежать или уменьшить убытки или каким образом это отразилось на иных имущественных правах страховщика (например, утрата права на суброгацию - см. коммент. к ст.965 ГК). При отсутствии таких доказательств страхователь (выгодоприобретатель) вправе требовать по суду выплаты страхового возмещения. Такое же право имеется у этих лиц, если они располагают сведениями, что страховщик каким-либо иным способом своевременно узнал о наступлении страхового случая.

3. Если для договоров имущественного страхования обязанность уведомить страховщика о наступлении страхового случая безусловна, то для договоров личного страхования она наступает лишь при смерти застрахованного лица или причинении вреда его здоровью. Т. е. эта обязанность возникает, когда страховое событие носит случайный характер и о его наступлении страховщик знать не может. О наступлении же иных обстоятельств, являющихся основанием для выплат по договору личного страхования, страховщику должно быть известно из условий договора.

1. Обязанностью страхователя по договору имущественного страхования является уменьшение возможных убытков при наступлении страхового случая. Эта норма является императивной, и указанная обязанность наступает безусловно, независимо от того, предусмотрена она договором или нет.

Меры по уменьшению убытков должны быть разумными, т. е. адекватными сложившимся при наступлении страхового случая обстоятельствам и соразмерными по затратам с убытками, на уменьшение которых они направлены. Принятие недостаточных мер по спасанию или сохранению имущества может явиться основанием для соответствующего уменьшения выплаты страхового возмещения, если страховщик докажет, что страхователь действовал без должной заботливости и это повлияло на увеличение убытков. Вместе с тем требовать принятия указанных мер правомерно лишь тогда, когда эти меры доступны страхователю при сложившихся обстоятельствах. Так, Морская арбитражная комиссия (МАК), взыскивая со страховщика сумму возмещения за убытки, вызванные подмочкой водой и окислением перевозившейся по морю партии стальных листов, отклонила доводы страховщика, ссылавшегося на невыполнение страхователем мер по переупаковке груза, для уменьшения убытков. Морская арбитражная комиссия отметила, что перетарить груз истец не мог, т. к. соответствующую тару изготовляет только продавец, с учетом наносимого на листы предохранительного покрытия (дело МАК 93/1988).

Страховщик имеет право давать страхователю указания о мерах, которые он должен принять, чтобы уменьшить убытки, спасти или сберечь имущество. Принятие этих мер обязательно для страхователя, если они доступны в конкретной ситуации. Страхователь вправе принимать и дополнительные меры, если это не противоречит указаниям страховщика.

Если в страховом полисе указан представитель или агент страховщика, которому страхователь обязан сообщить о наступлении страхового случая, то указания этого лица о мерах по уменьшению убытков обязательны для страхователя наравне с указаниями страховщика.

Коммент. статья не содержит норму о праве самого страховщика, его представителя или агента своими силами принимать меры по уменьшению убытков. Тем не менее такой порядок проведения спасательных и прочих мероприятий весьма распространен в страховой практике, а соответствующее право страховщика обусловлено стандартными правилами страхования. К примеру, в страховании предпринимательского риска весьма часто для уменьшения убытков от перерыва производства страховщик за свой счет закупает и своими силами устанавливает на предприятии страхователя новый агрегат взамен вышедшего из строя или уничтоженного в связи с наступлением обстоятельств, послуживших причиной остановки производства.

2. Независимо от результатов принятых по уменьшению убытков мер расходы страхователя подлежат возмещению страховщиком, но при условии, что такие расходы были необходимы или произведены на основе указаний страховщика. При этом в случае возникновения споров бремя доказывания, что произведенные расходы не были необходимы, лежит на страховщике.

Расходы возмещаются в полном размере, однако в случае страхования ниже страховой стоимости (ст.949 ГК) применяется правило абз.2 п.2 коммент. статьи.

В п.1 коммент. статьи говорится лишь об обязанностях страхователя, которые должны быть им исполнены лишь при наступлении страхового случая. Отсутствие законодательного закрепления за страхователем аналогичных обязанностей по предотвращению наступления страхового случая или уменьшению его отрицательных последствий формально дает страхователю право не заботиться о сохранении застрахованного имущества. Поэтому такие обязанности страхователя целесообразно обусловливать в договоре страхования или стандартных правилах страхования.

3. В случае умышленной вины страхователя в непринятии разумных и доступных мер по уменьшению убытков страховое возмещение не выплачивается. Бремя доказывания умысла страхователя лежит на страховщике.

Правила, касающиеся обязанностей страхователя, в равной мере применяются в отношении выгодоприобретателя по страховому полису, если по договору страхования имущества он наделен правами страхователя или эти права ему были переданы путем совершения переуступочной надписи (см. коммент. к ст.956).

1. Страхователь, выгодоприобретатель или застрахованное лицо несут ответственность за свои действия, которые привели к наступлению страхового случая, если они были совершены ими умышленно. В страховании эта ответственность наступает в форме отказа в выплате страхового возмещения и возложения понесенных указанными лицами убытков на них самих.

Грубая неосторожность страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица является основанием для освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение лишь в случаях, прямо указанных в федеральном законе. В действующем законодательстве только КТМ (ст.211) установлено, что страховщик не отвечает за убытки, происшедшие вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя и выгодоприобретателя.

2. В силу большой социальной значимости страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью граждан страховщик обязан выплатить страховое возмещение, когда вред причинен самим страхователем или лицом, ответственность которого застрахована, даже умышленно или по грубой неосторожности. Однако после оплаты убытков третьему лицу (пострадавшему) страховщик приобретает в таких случаях право на возмещение понесенного им материального ущерба в порядке ст.965 ГК (см. п.1 коммент. к ней) и может взыскать убытки со страхователя или лица, ответственность которого застрахована.

В случае умышленной вины потерпевшего нет страхового случая в смысле норм коммент. статьи и п.1 ст.1083 ГК. В случае грубой неосторожности потерпевшего убытки должны возмещаться по правилам п.2 ст.1083 ГК.

3. Норма п.3 коммент. статьи является императивной. Поэтому, если договором личного страхования из страхового покрытия исключен риск смерти застрахованного лица вследствие самоубийства, это не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения в силу данной нормы. Единственным, но достаточным основанием для отказа в страховом возмещении при самоубийстве застрахованного является действие договора страхования менее двух лет на момент наступления смерти.

1. В п.1 коммент. статьи приведен исчерпывающий перечень обстоятельств действия непреодолимой силы, вследствие наступления которых убытки страхователя не оплачиваются. По общему принципу страхования убытки от действия непреодолимой силы возмещаются, причем их компенсация - одна из главных задач страхования. Однако исключение перечисленных в статье обстоятельств из страхового покрытия является обычаем делового оборота и широко практикуется. Большинство стандартных правил страхования, применяемых отечественными и зарубежными компаниями, в т. ч. и стандартные правила страховой корпорации Ллойдс, исключают подобные риски. Это вызвано тем, что возможные убытки от страховых случаев, наступивших вследствие перечисленных обстоятельств, могут оказаться настолько велики, что дестабилизируют финансовое положение страховщика, его перестраховщиков и даже страховой рынок в целом. Поэтому вопрос о принятии на страхование катастрофических рисков всегда решается отдельно. Принятие таких рисков должно специально указываться в договоре дополнительно к стандартным условиям страхования, в противном случае они считаются незастрахованными. Включение в договор указанных рисков может требоваться по закону. В таком случае страховщик не вправе отказать в предоставлении соответствующего страхового покрытия.

Под воздействием ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения понимается прямое или косвенное влияние этих факторов на физическое состояние объекта страхования, связанное с любым применением атомной энергии и использованием расщепляемых материалов.

Исключение из страхового покрытия убытков от военных действий, маневров и военных мероприятий означает, что страхованием не возмещаются убытки от военных действий и мероприятий любого рода и от их любых последствий, прямых или косвенных, а также от повреждения или уничтожения объекта страхования минами, торпедами, бомбами и другими орудиями войны.

Под страховым случаем, наступившим вследствие гражданской войны, народных волнений и всякого рода забастовок, понимаются прямые и косвенные убытки, происшедшие от стихийного движения народных масс, направленного против властей или работодателей. Корпорацией Ллойдс разработаны стандартные правила страхования указанных рисков, которые широко применяются многими компаниями на мировом страховом рынке.

2. Если правило п.1 ст.964 относится и к имущественному, и к личному страхованию, то п.2 указанной статьи применим только к первому. При этом страхование перечисленных в нем рисков не может быть предписано законом и производится только по соглашению сторон.

Такие риски по общему правилу исключаются из страхового покрытия, во-первых, по причине того, что при заключении договора страхования оценить степень вероятности наступления охватываемых ими событий весьма затруднительно и эти события имеют непредвиденный, чрезвычайный и широкомасштабный характер. Во-вторых, возникшие убытки даже по одному договору страхования могут быть значительными, а автоматическое включение названных в данной статье рисков во все договоры страхования имело бы для страховщика катастрофические последствия.

Под распоряжениями государственных органов понимается принятие соответствующих законов, декретов, постановлений или совершение иных властных действий органами, фактически осуществляющими функции управления в государстве, независимо от способов их прихода к власти.

3. В силу того, что нормы ст.964 являются диспозитивными, правилами страхования или специальными условиями договора страхования могут быть предусмотрены иные основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Такими основаниями могут быть исключения определенных рисков из страхового обеспечения, а также установление т. н. "франшиз", т. е. обусловленных договором долей возможных убытков, остающихся на риске страхователя и не возмещаемых при наступлении страхового случая. Франшизы устанавливаются, как правило, в тех случаях, когда в силу естественных свойств имущества убытки неизбежны (например, естественная убыль) или когда при измерении массы или количества имущества неизбежны погрешности (например, при использовании разных автоматических устройств при измерении объема или веса грузов).

1. Коммент. статья коренным образом отличается от аналогичной ей ст.389 ГК 1964 по юридической конструкции норм о требованиях страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные по договору страхования. Ранее законодатель рассматривал такие требования в качестве регрессных, возникающих как производные от основного обязательства. Его исполнение порождало новое обязательство - регрессное - с другим кругом участников.

По ГК после выплаты страхового возмещения регрессное обязательство не возникает, но продолжает существовать основное обязательство между страхователем или выгодоприобретателем, с одной стороны, и лицом, ответственным за убытки, - с другой. Однако здесь происходит перемена лиц в обязательстве путем перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст.387 ГК): страховщик заменяет собой страхователя в его требованиях к лицу, ответственному за убытки.

В данной статье и ст.387 ГК впервые в отечественном законе используется понятие суброгации, заимствованное из страхового законодательства и практики некоторых зарубежных государств; однако ГК не дал определения этого понятия. В ст.229 КТМ фактически было установлено право страховщика на суброгацию по договору морского страхования, но прямых указаний на нее не содержалось.

Правила п.1 коммент. статьи применяются также к обязательствам, возникающим по договору страхования ответственности. Эти правила подытожат применению в тех случаях, когда виновным в наступлении убытков лицом является сам страхователь (см. коммент. к ст.963).

В п.1 коммент. статьи не говорится о том, какому лицу должно быть выплачено страховое возмещение, с тем чтобы у страховщика возникло право на суброгацию. Из нормы п.1 ст.929 ГК следует, что возмещение должно быть выплачено только страхователю или выгодоприобретателю по договору страхования. Однако страховой практике известны случаи, когда страхователь или выгодоприобретатель назначает вместо себя иное лицо, имеющее право на получение страхового возмещения, что не противоречит правилам ст.382, 384 и 385 ГК об уступке требования. В таких случаях оплата страхового возмещения иному лицу является основанием для возникновения у страховщика суброгационных прав при условии, если страхователем или выгодоприобретателем предоставлены документы, свидетельствующие о переуступке требования. Суброгационная расписка, выданная лицом, получившим страховое возмещение в порядке уступки требования, должна приравниваться к таковой, выданной страхователем или выгодоприобретателем по договору страхования.

2. Норма п.2 ст.965 о праве на суброгацию является диспозитивной. Договором страхования это право может быть исключено, однако это следует оговорить специально. Необходимость такого исключения может быть вызвана конъюнктурными расчетами страхователя, заинтересованного в заключении выгодного договора со своими партнерами. В практике весьма часто суброгационные права страховщиков исключаются из договоров страхования выставочных экспонатов, произведений искусств, поскольку организаторам выставок, салонов или вернисажей, ответственным за сохранность вверенных им объектов, трудно или невозможно установить лицо, виновное в наступлении убытков.

Соглашение об отказе от суброгации при наличии умысла причинителя ущерба ничтожно, поскольку обратное противоречило бы общим принципам гражданско-правовой ответственности за умышленное причинение ущерба.

3. Право требования переходит к страховщику в пределах выплаченной суммы страхового возмещения. Это означает, что страховщик не может требовать с ответственного лица больше, чем он оплатил по договору страхования. Но это не лишает страхователя права требовать от ответственного за убытки лица сумму, превышающую размер выплаченного страхового возмещения, если действительные убытки больше суммы страхового возмещения.

4. В п.2 ст.965 установлен процессуальный порядок осуществления страховщиком его суброгационных прав. Страховщик должен соблюдать требования нормативных актов, регулирующих те правоотношения, в которых состояли страхователь и лицо, ответственное за убытки. Это касается соблюдения как материальных, так и процессуальных норм, содержащихся в этих актах. Так, транспортными уставами и кодексами установлены пресекательные сроки для предъявления претензий и сокращенные сроки исковой давности по требованиям к транспортным организациям, предусмотрен обязательный порядок досудебного урегулирования разногласий в претензионном порядке. Поэтому и суброгационные права страховщика должны осуществляться с соблюдением такого порядка. При этом в силу данной статьи и ст.22 Закона об организации страхового дела право предъявления претензий и исков к транспортным организациям принадлежит и страховщикам наряду с лицами, прямо указанными в транспортных уставах и кодексах.

Новый Воздушный кодекс, принятый в 1997 г. в ст.125 прямо называет страховщика в числе лиц, имеющих право предъявления требований к авиаперевозчику за несохранную перевозку.

5. В п.3 ст.965 говорится обо всех документах, доказательствах и сведениях, которые необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за ущерб лицам. К ним относятся и те документы, доказательства и сведения, которые могли не понадобиться для решения вопроса о наступлении страхового случая и размере убытков, но необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за убытки лицам. По общему правилу для того, чтобы доказать вину какого-либо лица, необходимо исследовать гораздо больший круг обстоятельств, чем те, которые могли привести к наступлению страхового случая. Например, данные результатов лабораторных анализов могут не потребоваться для определения количества поврежденного и не годного к употреблению груза зерна и для расчета суммы страхового возмещения, но могут оказаться существенными, если они содержат сведения о наличии в зерне хлоридов. Это может явиться основанием для возложения на морского перевозчика ответственности за несохранную перевозку, поскольку наличие хлоридов означает подмочку зерна морской водой, которая возможно произошла по вине судна.

6. Правила п.4 ст.965 применяются в тех случаях, когда суброгационные права страховщика не исключены договором. По смыслу коммент. статьи отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, означает амнистирование этого лица и является тем исключением из общих правил об осуществлении гражданских прав, предусмотренным в п.2 ст.9 ГК, при котором такой отказ влечет прекращение прав. Ст.965 не допускает амнистирование должника за счет страховщика и освобождает последнего от обязанности выплатить страховое возмещение. Указанная статья уточняет применительно к страхованию норму ст.415 ГК, не допускающую прошение долга, если это нарушает права других лиц.

Осуществление права требования к лицу, ответственному за убытки, может стать невозможным по вине страхователя, если им нарушены сроки или порядок предъявления претензий и исков, не соблюден обязательный порядок предъявления претензии, не собраны требуемые документы или же по его вине не установлено лицо, ответственное за убытки. Например, несоблюдение грузополучателем п.30.1.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов, в соответствии с которым претензия по поводу повреждения груза должна быть предъявлена в течение 14 дней с момента получения груза, может лишить страховщика его права суброгационного требования за несохранную перевозку. Это обстоятельство послужит основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Однако нужно иметь в виду, что несоблюдение страхователем правил п.4 ст.965 не является безусловным основанием для такого отказа. В силу установленных законом или международными договорами пределов ответственности должника по его обязательствам максимально возможная сумма взыскания убытков с ответственного лица может оказаться меньше действительных убытков. Так, предел ответственности авиаперевозчика при международной перевозке грузов составляет 20 долларов США за 1 кг брутто веса груза (п.29.3.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов), на морском транспорте судебной практикой признается установленный п.5 ст.4 Гаагских правил предел ответственности в размере 100 английских фунтов стерлингов за одно место утраченного груза (дело МАК 46/1992). В таких случаях страховому возмещению подлежит часть убытков страхователя, превышающая сумму, которую можно было получить от ответственного лица, если бы требование к нему было предъявлено в установленном порядке.

7. Ни гл.48 ГК, ни Закон об организации страхового дела не регулируют такой важный институт страхового права, каковым является абандон, близкий по своей сути к институту суброгации. Только в ст.226 КТМ содержатся нормы об абандоне, суть которого заключается в праве страхователя заявить страховщику об отказе от своих прав на застрахованное имущество и получить полную страховую сумму. Исчерпывающий перечень случаев права на абандон согласно нормам упомянутой статьи КТМ включает пропажу судна без вести, экономическую нецелесообразность восстановления или ремонта застрахованного судна (полная конструктивная гибель) и устранения повреждений или доставки застрахованного груза в место назначения, захват судна или груза, если захват длится более двух месяцев. Однако в статье не говорится о праве страховщика не принять абандон, а также о переходе к нему прав на застрахованное имущество, от которых отказался страхователь после выплаты страхового возмещения в размере страховой суммы.

После выплаты страхового возмещения в порядке абандона страховщик сохраняет право на суброгацию в соответствии с нормами коммент. статьи.

В силу отсутствия законодательного регулирования абандона в страховании, кроме морского, важно, чтобы в стандартных правилах иных видов имущественного страхования или тексте договора страхования содержались условия, предусматривающие право сторон договора на соглашение об абандоне. При этом целесообразно обусловить возникновение у страховщика прав на застрахованное имущество после выплаты полной страховой суммы, а также право страховщика не принять абандон.

1. Статья устанавливает сокращенный срок исковой давности. Он применяется ко всем спорам, вытекающим из правоотношений по страхованию: об оплате страховой премии, о выплате страхового возмещения, в отношении прочих требований, вытекающих из разовых договоров, из договоров, заключенных по генеральному полису, из договоров сострахования и перестрахования. К указанному сроку исковой давности применяются общие правила о начале, приостановлении и перерыве течения срока исковой давности, установленные в гл.12 ГК.

2. При наступлении страхового случая у страхователя возникает право предъявить к страховщику требование об исполнении последним его обязательства по выплате страхового возмещения. Указанным обстоятельством в соответствии с нормами п.2 ст.200 ГК обусловливается начало течения срока исковой давности по договору страхования как обязательству, срок исполнения которого определен моментом востребования. Поэтому по общему правилу срок исковой давности в страховании начинает течь со дня наступления страхового случая. В некоторых видах имущественного страхования определить момент наступления страхового случая весьма затруднительно. Это, в частности, относится к транспортному страхованию грузов, судов, страхованию складских рисков и т. п. В таких случаях следует руководствоваться общим положением закона о начале течения срока исковой давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, обычаями делового оборота в страховании и считать началом течения срока исковой давности момент, когда факт наступления страхового случая был установлен или должен был быть установлен в законном порядке (составлением коммерческих актов, актов ревизий, актов экспертизы, протоколов и проч.). Следует учесть, однако, что формулировка закона (п.1 ст.200 ГК) о нарушении права лица как основания для начала течения срока исковой давности не совсем верна для страхования, поскольку наступление страхового случая не обязательно связано с нарушением права страхователя и может быть вызвано причинами объективного характера (например, стихийными явлениями).

Реализовать право на судебную защиту в течение указанного срока исковой давности возможно при условии, если не нарушены суброгационные права страховщика в части соблюдения претензионных сроков и сроков исковой давности по требованиям к лицам, ответственным за наступление убытков (см. коммент. к ст.965). Пропуск этих сроков является основанием отказать страхователю или выгодоприобретателю в иске, если в договоре не содержится условие об отказе страховщика от своих суброгационных прав.

3. Установленный данной статьей двухгодичный срок исковой давности не применяется к требованиям, которые страховщик в порядке суброгации имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. К этим требованиям применяется срок исковой давности, установленный нормативными актами, регулирующими отношения между страхователем и ответственным за причиненный ему ущерб лицом (см. ст.965 и п.4 коммент. к ней).

1. В экономико-юридическом смысле страхование - предпринимательская деятельность, риски которой могут быть застрахованы в общем порядке, установленном ст.933 ГК. Коммент. статья устанавливает порядок страхования рисков страховой деятельности, называемый перестрахованием. Как система экономических отношений вторичного страхования оно подразумевает передачу всех или части принятых на страхование рисков одним страховщиком другому или нескольким другим с целью создания сбалансированного страхового портфеля и обеспечения финансовой устойчивости страховой деятельности. Такая передача рисков осуществляется по договору перестрахования, устанавливающему условия и способ передачи рисков, долю участия других страховщиков в совокупном риске, размер причитающейся каждому страховой премии.

По способу передачи рисков договоры перестрахования делятся на т. н. факультативные (необязательные) и облигаторные (обязательные). По факультативному договору оригинальный страховщик (перестрахователь) имеет право передавать застрахованные им риски, а другой страховщик (перестраховщик) имеет право принять или отказаться от принятия предложенных рисков. По облигаторному договору оригинальный страховщик (перестрахователь) обязан передавать обусловленные доли рисков, принимаемых им на страхование в установленный период времени, другому конкретному страховщику (перестраховщику), а последний обязан их принимать. Разновидностью являются факультативно-облигаторные договоры, по которым перестрахователь по своему усмотрению решает вопрос о передаче или воздержании от передачи рисков, а перестраховщик должен принимать предложенные доли рисков в обязательном порядке.

По условиям передачи облигаторные договоры делятся на пропорциональные (т. н. квотные и эксцедентные), где доли участия в риске перестраховщиков заранее установлены, и на непропорциональные (договоры эксцедента убытков и договоры эксцедента убыточности), где доля участия перестраховщиков в риске зависит от финансовых результатов страховой работы оригинального страховщика (перестрахователя) за обусловленный период.

2. Относящиеся к страхованию предпринимательского риска правила гл.48 ГК применяются и к договорам перестрахования, но они необязательны, т. е. этими договорами могут предусматриваться условия, отличающиеся от указанных правил. Так, в договоре перестрахования может не содержаться условие о величине страховых сумм, являющееся существенным для прочих договоров страхования предпринимательского риска в силу положений ст.942 ГК, поскольку при заключении договора перестрахования невозможно установить, на какую сумму и сколько договоров страхования будет заключено страховщиком (перестрахователем) в период действия договора перестрахования.

Оригинальный страховщик в силу договора перестрахования становится в положение страхователя и является носителем соответствующих прав и обязанностей.

3. В отличие от сострахования (см. коммент. к ст.953) оригинальный страховщик не обязан извещать страхователя о заключенных им договорах перестрахования. По такому договору перестрахователь и перестраховщик обязаны только друг перед другом; последний не несет никакой ответственности перед оригинальным страхователем, поскольку тот не является ни стороной в договоре перестрахования, ни выгодоприобретателем по этому договору. Ответственным лицом перед оригинальным страхователем остается страховщик по основному договору.

4. Норма п.4 ст.967 допускает ретроцессию рисков, т. е. дальнейшее перестрахование принятых в перестрахование рисков с целью создания сбалансированного перестраховочного портфеля и обеспечения финансовой устойчивости перестраховщика. Права и обязанности сторон при ретроцессии аналогичны таковым в договоре перестрахования.

5. Модель перестрахования весьма часто используется для проведения т. н. фронтинговых операций. Фронтирование рисков осуществляется путем заключения одним страховщиком по просьбе другого страховщика договора страхования и последующей передачи за вознаграждение всего или почти всего объема ответственности в перестрахование страховщику, обратившемуся с просьбой о фронтировании. При этом страховщик, заключивший договор страхования, оставляет на собственном удержании крайне малую долю риска или не оставляет ее вовсе. Стороны фронтингового договора обусловливают, как правило, рассмотрение претензий страхователей непосредственно перестраховщиком, а возмещение убытков страхователям - фронтирующей компанией (страховщиком) после получения ею суммы возмещения от перестраховщика. Фронтирование осуществляется, как правило, по просьбе тех страховщиков (например, иностранных), деятельность которых в области прямого страхования за пределами страны их места нахождения или регистрации ограничена, но не ограничена по принятию рисков в перестрахование. Поэтому роль страховой организации, принимающей в перестрахование риски, оказывается по сути весьма схожей с деятельностью страховой организации по прямому страхованию. Фронтирование, таким образом, используется для расширения территориальной сферы активности страховых компаний путем использования механизма перестрахования.

6. В коммент. статье, как и в ст.13 Закона об организации страхового дела, содержится крайне неудачное определение перестрахования. Согласно этому определению страховым случаем по договору перестрахования является выплата страхового возмещения страхователю. Это означает, что после прекращения данного договора в связи с истечением его сроков перестраховщик освобождается от выплаты возмещения оригинальному страховщику по страховым случаям, происшедшим в период действия договора перестрахования, если страховое возмещение не было выплачено в период действия этого договора.

Буквальное следование неудачным формулировкам закона привело к неправосудным решению Арбитражного суда города Москвы от 4 июня 1996 г. и постановлению его апелляционной инстанции от 18 июля 1996 г. (дело N 34-198). Оригинальному страховщику было отказано в удовлетворении исковых требований к перестраховщику о выплате возмещения по договору перестрахования после истечения его срока в отношении страхового случая, происшедшего в период действия договора. Основным мотивом решения суда был факт выплаты страхового возмещения страхователю после прекращения договора перестрахования. Суд отметил, что исковые требования могут быть удовлетворены только в случае выплаты страхового возмещения в пределах срока действия договора перестрахования.

Суд, однако, не учел обычаев делового оборота в перестраховании, когда перестраховщик производит выплату своей части возмещения оригинальному страховщику даже в том случае, если выплата возмещения страхователю была произведена после истечения срока действия договора перестрахования. Суд, основываясь на буквальном толковании неправильной нормы закона, нарушил связь между страховой и перестраховочной защитой. Такой судебный прецедент в значительной степени ущемляет интересы страхователей и может иметь деструктивные последствия. Страхователи не смогут получить страховое возмещение полностью в случае крупных убытков из-за отсутствия у оригинального страховщика возможности возместить весь ущерб вследствие отказа ему в возмещении по каналам перестрахования. В перестраховании страхуется не риск выплаты страхового возмещения, а сам риск, принятый оригинальным страховщиком от страхователя. Страховые события могут произойти в последние дни действия договора страхования, когда страховщик не успеет произвести выплату до окончания сроков действия договоров страхования и перестрахования. Так, некоторые договоры (например, страхования грузов) действуют всего несколько дней. Весьма часты случаи, когда расследование причин и обстоятельств наступления страхового события, а также сбор необходимых документов по объективным причинам затягиваются. Однако по договору страхования страховщик обязан выплатить страховое возмещение и по истечении срока его действия. Такое же правило существует и в перестраховании.

Перестрахование должно рассматриваться не как страхование риска выплаты страхового возмещения и не как страхование исполнения обязательства по договору страхования. Перестрахование должно быть определено как страхование риска наступления обязанности выплатить страховое возмещение или страховую сумму.

1. Признание ГК обществ взаимного страхования некоммерческими организациями предопределяет и организационно-правовую форму, в которой такие общества могут создаваться и действовать. В настоящее время наиболее подходящей для этого формой является, по-видимому, потребительский кооператив, что, однако, не исключает законности использования и иных форм, указанных в ст.50 ГК.

В соответствии с общей установкой - повысить законодательный уровень регулирования гражданских правоотношений ГК заменяет предусмотренное ст.7 Закона об организации страхового дела (до сих пор не принятое) Положение об обществе взаимного страхования предписанием принять Закон о взаимном страховании. Этот закон в соответствии с п.2 коммент. статьи должен будет определить особенности правового положения обществ, включая, если это окажется необходимым, и специальные нормы о тех или иных организационно-правовых формах юридических лиц, предусмотренных и урегулированных уже действующими законами, когда эти формы используются обществами взаимного страхования.

2. П.3 разрешает закону о взаимном страховании при регулировании отношений между обществом и его членами отступить от правил гл.48. Важно и то, что такие отступления могут быть установлены также учредительными документами отдельных обществ взаимного страхования и утвержденными обществом правилами.

3. Общества (или клубы) взаимного страхования весьма распространены во многих странах в разных сферах коммерческой и иной деятельности. В частности, они широко действуют в области морского страхования, в особенности - страхования корпуса судна (страхование каско). Взаимное страхование широко применялось и в дореволюционной России. Система страхования в таких обществах и клубах строится на различном сочетании принципа прямого страхования на основе членства и заключения договоров между обществом и его членами.

Аналогичная система взаимного страхования ответственности банков перед клиентами предусмотрена ст.38 и 39 Закона о банках, с той, однако, особенностью, что страхование, предусмотренное ст.38, является обязательным и его участником, кроме заинтересованных банков-страхователей, выступает и ЦБР. Во всех других случаях обязательное страхование может осуществляться путем взаимного страхования только в случаях, предусмотренных законом о взаимном страховании (п.4 коммент. ст.), что объясняется необходимостью особо обеспечить надежность страхования, обязательность которого установлена законом.

4. Из установленного законом некоммерческого характера обществ взаимного страхования и, соответственно, признания их деятельности некоммерческой следует, что они хотя и могут получать доход от этой деятельности, но извлечение прибыли не является их основной целью и полученную прибыль они не вправе распределять между своими членами или участниками (п.1 ст.50 ГК).

5. Установленные п.5 условия совершения обществом страховых операций и страхования интересов лиц, не являющихся членами общества, следует понимать в том смысле, что для этого необходима реорганизация общества в виде преобразования в одну из организационно-правовых форм, предусмотренных ст.50 ГК для коммерческих организаций, изменение устава и получение соответствующей лицензии.

Если же общество при самом создании ставит целью не только взаимное страхование своих членов, но и страхование интересов третьих лиц, оно должно сразу же предусмотреть это в учредительных документах, принять организационно-правовую форму коммерческой организации и получить соответствующую лицензию.

1. П.1, допуская установление законом обязательного страхования жизни, здоровья и имущества "определенных категорий государственных служащих", не раскрывает, какие именно категории имеются в виду.

Согласно п.1 ст.3 Закона об основах государственной службы государственным служащим признается гражданин РФ, исполняющий обязанности по государственной должности, которая, согласно п.1 ст.1 Закона, связана с определенным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий государственного органа, образованного в соответствии с Конституцией РФ; перечень государственных должностей дается в Реестре государственных должностей в Российской Федерации.

П.1 коммент. статьи понимает под государственными служащими более широкий круг лиц. Это следует из того, что ст.15 Закона об основах государственной службы устанавливает обязательное государственное страхование всех государственных служащих, подпадающих под действие этого Закона, а не отдельных их категорий, как того требует коммент. статья. Кроме того - и это, пожалуй, главное - в настоящее время действует ряд законов, установивших обязательное государственное, т. е. осуществляемое за счет соответствующего бюджета, страхование лиц, которые вообще вряд ли могут быть отнесены к категории государственных служащих, в смысле вышеупомянутого Закона, хотя они работают по найму в государственных организациях. Перечень этих законов дан в коммент. к ст.935. Нет оснований считать, что обязательное государственное страхование лиц, не подпадающих под определение государственного служащего в трактовке Закона об основах государственной службы, должно быть отменено.

2. Абз.2 п.1 следует понимать в том смысле, что страхователем должен выступать тот орган федеральной исполнительной власти, на который эта обязанность возложена соответствующим законом и которому выделены из соответствующего (по-видимому, федерального) бюджета средства, необходимые для уплаты страховых взносов.

3. Согласно п.2 в качестве страховщиков могут выступать, во-первых, созданные государством страховые организации, во-вторых, иные организации (например, создаваемые для этих целей специализированные фонды, аналогичные федеральному фонду обязательного страхования вкладов, предусмотренному ст.38 Закона о банках) и, в-третьих, обычные страховые организации.

4. Согласно п.3 размер страховых взносов по данному виду страхования устанавливается либо соответствующими законами, либо иными правовыми актами, под которыми, согласно п.6 ст.3 ГК, понимаются только указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. См. также п.3 ст.936.

5. Обязательное государственное страхование может осуществляться как непосредственно на основании закона и соответствующего правового акта, так и путем заключения договоров между страхователями и страховщиками (п.2 коммент. статьи). Обязательное государственное страхование военнослужащих Министерства обороны Военно-страховой компанией и Министерства внутренних дел Российской государственной страховой компанией осуществляется в порядке, определенном инструкцией, утв. приказом Министерства обороны от 6 мая 1993 г. N 246 (РВ, 1993, N 234), и инструкцией МВД от 17 мая 1993 г. N 234, без заключения договоров страхования. В то же время обе эти инструкции снабжены грифом согласования с соответствующими страховыми компаниями и, таким образом, выражают согласованную волю страхователя и страховщика.

6. Под иными правовыми актами, которыми (наряду с законами) могут регулироваться данные отношения, понимаются только указы Президента РФ и постановления Правительства РФ (п.6 ст.3 ГК). Указанные выше приказы и инструкции Министерства обороны и МВД должны быть заменены соответствующими актами более высокого уровня.

1. Эта статья выделяет пять видов или, точнее, групп объектов страхования, в отношении которых специальными законами (только законами, ибо статья не содержит отсылки к иным правовым актам, как это сделано в ряде других статей данной главы) могут быть установлены правила, отклоняющиеся от норм гл.48 ГК.

2. Понятие иностранных инвестиций определяется в Законе "Об иностранных инвестициях в РСФСР" от 4 июля 1991 г. (Ведомости РСФСР, 1991, N 29, ст.1008 и Ведомости РФ, 1993, N 17, ст.602). Существенное значение имеет также Указ Президента РФ от 27 сентября 1993 г. N 1466 "О совершенствовании работы с иностранными инвестициями" (Ведомости РФ, 1993, N 17, ст.591).

Речь в данной статье идет о страховании от некоммерческих рисков. Обычные коммерческие риски могут страховаться в общем порядке, и на такое страхование предусмотренная коммент. статьей оговорка не распространяется. Под некоммерческими рисками, согласно международной практике, обычно понимаются риски политического характера, связанные с экономической и политической нестабильностью, и, как следствие этого, возможность принятия государством репрессивных мер, военные действия, гражданские волнения, запрещения или ограничения перевода прибыли в иностранную валюту и за границу, нарушение принимающим государством контракта с иностранным инвестором, ограничение доступа этого инвестора к судебной защите и т. п.

3. Круг отношений, охватываемых понятием морского страхования, определен в ст.194 КТМ; морскому страхованию посвящена гл. XII этого Кодекса.

4. Медицинское страхование регулируется Законом РФ от 28 июня 1991 г. "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" (Ведомости РСФСР, 1991, N 27, ст.920; Ведомости РФ, 1993, N 17, ст.602); утвержденными постановлением Верховного Совета РФ от 24 февраля 1993 г. (Ведомости РФ, 1993, N 17, ст.591), т. е. на законодательном уровне: Положением о территориальном фонде обязательного медицинского страхования и Положением о порядке уплаты страховых взносов в Федеральный и территориальные фонды обязательного медицинского страхования; утвержденными постановлением Правительства РФ от 23 января 1992 г. N 41 (СП РФ, 1992, N 8, ст.39; СА РФ, 1993, N 44, ст.4198), Общим положением о страховых медицинских организациях, Положением о страховых медицинских организациях, осуществляющих обязательное медицинское страхование, и Инструкцией о порядке взимания и учета страховых взносов (платежей) на обязательное медицинское страхование, а также рядом других подзаконных актов (Эти акты см. Алякринский А. Л. Правовое регулирование страховой деятельности в России, М. 1994.)

Указанными нормативными актами установлены некоторые особенности обязательного медицинского страхования: структуры страховых отношений - участие в них Федерального и территориальных фондов медицинского страхования, дополнительные обязанности страховщиков (не только оплатить соответствующие расходы, но и организовать медицинскую помощь), порядок уплаты страховых взносов и установления соответствующих тарифов, порядок выдачи лицензий.

5. В настоящее время специальными нормами Закона, посвященными страхованию банковских вкладов, являются ст.38 и 39 Закона о банках. Ст.38 предусматривает создание федерального фонда обязательного страхования вкладов граждан. Участниками этого фонда должны быть ЦБР и банки, привлекающие вклады граждан; порядок создания фонда, формирования и использования его средств должен быть определен федеральным законом, которого пока нет. Ст.39 Закона предусматривает возможность образования банками фондов добровольного страхования вкладов, причем не только граждан. Деятельность таких фондов, представляющих собой вид взаимного страхования (ст.968 ГК), согласно ст.39 Закона о банках должна определяться уставами фондов и федеральными законами.

6. Страхование пенсий в настоящее время осуществляется в двух формах. Система государственных трудовых (страховых) пенсий представляет собой, по существу, обязательное страхование за счет как нанимателей, так и работников, в котором и те и другие выступают в качестве страхователей, а страховщиком является государственный Пенсионный фонд. Эти отношения регулируются Законом о государственных пенсиях, а правила гл.48 ГК могут быть применены к ним на основании коммент. статьи в субсидиарном порядке в случаях, когда в законе о государственных пенсиях нет необходимой нормы.

Наряду с этим допускается добровольное страхование пенсионных выплат в порядке ст.934 ГК (его иногда называют накопительным страхованием). Кроме того, в настоящее время создаются специальные негосударственные пенсионные фонды в порядке и на условиях, предусмотренных Указом Президента РФ от 16 сентября 1992 г. N 1077 "О негосударственных пенсионных фондах" (Ведомости РФ, 1992, N 39, ст.2184). См. также Положение об Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Министерстве социальной защиты населения РФ, утв. постановлением Правительства РФ от 17 ноября 1994 г. N 1266 (СЗ РФ, 1994, N 31, ст.3284), и Положение о лицензировании деятельности негосударственных пенсионных фондов и компаний по управлению активами негосударственных пенсионных фондов, утв. постановлением Правительства РФ от 7 августа 1995 г. N 792 (СЗ РФ, 1995, N 33, ст.3390).

Негосударственные пенсионные фонды выступают в качестве страховщиков, а страхователями могут быть как сами выгодоприобретатели, так и иные лица - как правило, работодатели выгодоприобретателей. Согласно Указу Президента РФ от 16 сентября 1992 г. и изданным в его развитие актам, деятельность негосударственных пенсионных фондов подлежит лицензированию, им запрещено заниматься коммерческой деятельностью и они признаются некоммерческими организациями. Последнее не препятствует признанию их деятельности страхованием и их самих - страховщиками, поскольку ни страхование, ни признание организации страховщиком (ст.938 ГК) закон не связывает только с предпринимательской (коммерческой) деятельностью и необходимостью для страховщика быть коммерческой организацией (предпринимателем). Впредь до издания закона о некоммерческих пенсионных фондах или специального закона о страховании пенсий на любые договоры о страховании пенсий, в т. ч. и договоры с участием негосударственных пенсионных фондов, правила гл.48 ГК распространяются в полной мере.

 



  • На главную